«Все это была спланированная акция нынешней власти»: бывшие «беркутовцы» о расстреле на майдане

В годовщину расстрелов на майдане киевская интернет-газета «Страна» вспомнила, как погибали сотрудники милиции, о которых даже сегодня не говорят ни власти, ни активисты. А главное – никто не расследует их смерть.

«Когда во Львове, Хмельницке захватывали управления, то нам поступала информация: «ждите захваченное оружие в Киеве». У наших же парней были только щиты и индивидуальные спецсредства защиты – это палка и газовый балончик. Когда они начали зачистку, то с палаток начали стрелять по парням. Именно из-за этого и отступили. Первую роту вообще окружили митингующие и очень много парней получило травмы. Тогда от ранения в голову погиб правоохранитель Василий Булитко», – рассказывает Андрей, один из сотрудников «Беркута» (имя изменено).

По словам бывших сотрудников милиции, следующий день – 19 февраля – был относительно спокойным, столкновений никаких не предвиделось. На ночь был выставлен минимальный резерв внутренних войск и «Беркута», которые дислоцировались недалеко от памятника основателям Киева. Большая же часть правоохранителей, а это не одна сотня человек, находилась в «Октябрьском дворце».

«20 числа с самого утра поднялись митингующие и начали то в барабаны бить, то музыка стала какая-то играть. Этот общий шум стал заглушать автоматную очередь. Стреляли где-то со стороны отеля «Казацкий» и Главпочтампа. Выставленному с ночи резерву пришлось митингующих оттеснять, тем самым дать возможность выйти остальным бойцам с «Октябрьского». Подразделения бежали, ребята прикрывали их отход, а в них стреляли», – сообщает Андрей

В тот день в числе погибших насчитывались десятки человек, как со стороны протестующих, так и правоохранителей. После спешного отхода силовиков и наступления митингующих вверх по Институтской зазвучали новые выстрелы. Но кто открыл огонь, до сих пор остается неизвестным. По версии следствия «автором» летевших пуль якобы был так называемый «черный беркут» – люди в черной экипировке с желтыми лентами на рукавах, но кто ими руководил – очередной вопрос без ответа.

Беркутовцы же уверяют, что 20 числа сперва был открыт огонь по их позициям. Выстрелы прозвучали со стороны консерватории – именно оттуда стрелял, как он признавался сам, львовский майдановец Иван Бубенчик.

«Все это была спланированная акция нынешней власти. Они виноваты в произошедшем. Там стреляли снайпера, это были профессионалы – об этом говорят характеры выстрелов. Вы посмотрите, вначале ведь стреляли по движущей части тела – по ногам, и когда уже человек падал, то совершали контрольный выстрел. В нашем спецподразделении вот так четверо ребят погибло. Мы могли митингующих и до 18 числа разогнать, но поймите,  мы – военные люди. Если есть приказ, тогда мы его выполняем. У нас его не было», – сообщает бывший «беркутовец» Вячеслав.

Адвокат, представляющий семьи погибших правоохранителей, подтверждает, что расследования по гибели экс–милиционеров не проводятся. Хотя есть даже добровольное признание одного из участников майдана – Ивана Бубенчика в том, что он стрелял по правоохранителям (недавно его подвели под амнистию).

«Все материалы по факту убийства всех сотрудников милиции полностью все материалы – они находятся в материалах уголовного дела, доступ к которому  имеет только следствие. Нас, как представителей потерпевших допустили только к части материалов по факту убийства лишь двух сотрудников милиции – Коли Симисюка и Вячеслава Булитко. Есть фотографии стрелка по эпизоду Симисюка, есть ружье, есть баллистика и все возможно установить, но никто ничего не делает для этого», – рассказывает адвокат Александр Горошинский.