Политзаключенный киевского режима Кирилл Вышинский уверен, что был задержан по поручению высшего политического руководства Украины

Политзаключенный киевского режима Кирилл Вышинский заявил, что его задержание было спланировано и организовано на уровне высшего политического руководства Украины. Его слова приводит портал Украина.ру.

Отвечая на вопрос о том, говорят ли ему что-нибудь следователи о возможности проведения обмена на кого-нибудь, Вышинский заявил: «Следователи ничего не говорят — в Херсоне ничего не решается».

«Все было задумано и организовано в Киеве, на уровне высшего политического руководства. Сейчас они, похоже, в тупике — «по-быстрому» ничего не получилось, теперь нужно как-то разруливать, а как — похоже, не очень понимают», — сказал журналист.

По его словам, «обвинения абсурдны, факты подобран манипулятивно, выводы лживы и лежат точно не в области права». «Я об этом говорю на каждом судебном заседании по продлению мне срока содержания и на каждой апелляции. Судьи слушают, кивают головами, но на зачтении очередного решения о продлении моего тюремного заключения отводят глаза и «набрасывают» очередные 60 суток в тюрьме», — отметил он.

«При такой тенденции особой веры в торжество украинского правосудия нет, особенно накануне выборов, когда антироссийская истерия только нагнетается – хотят депутаты закрыть два канала новостей, госизмена как статья УК выходит в топы правоприменения», — подчеркнул он.

«В какой-то момент было очень неприятно — симптоматика напоминала проблемы с сердцем: немела левая рука, отдавала острая боль в области груди. Медики херсонского СИЗО хотели помочь, но возможностей у них не так много — на Украине полным ходом идет медреформа, и это отдается эхом не только во вспышках кори или еще каких-то болячек, которые говорят о низком уровне медицинского обслуживания в стране, но и о сокращении медперсонала и недостатке медикаментов», — рассказал журналист.

По его словам, в штате следственного изолятора уже долгое время нет терапевта, тогда как в нем содержится порядка 400 — 450 человек. «Еще летом был приходящий терапевт, но к осени, когда реформа начала «набирать обороты», СИЗО не смогло перезаключить договор и с ним», — отметил Вышинский.

«В какой-то момент острую сердечную боль мне снимали уколами димедрола. Спасибо, была возможность передать медикаменты у моего адвоката. Сейчас полегчало», — сказал он.

С сокамерниками, по словам Вышинского, у него «ровные отношения».

«Мои соседи — люди разные. У всех это первое попадание в тюрьму. Отношения ровные, все прекрасно понимают, почему я здесь очутился — я один с «политической» статьей», — рассказал он.

«До меня в этой же камере сидели крымские пограничники, которых обменяли этой весной, в марте. До этого они сидели 11 месяцев. Кроме меня в этом же СИЗО сидела девочка из Крыма, которую посадили за участие в комиссии по организации референдума в 2014-м году», — добавил Вышинский.

По словам журналиста, условия содержания нормальные «и по меркам херсонского СИЗО даже лучше общих».

Вышинский рассказал, что много читает в СИЗО. «Читаю прозу (классику — Толстой, Достоевский, современников — Фазиль Искандер, Стругацкие), стихи (Евтушенко, Пастернак). Читаю книги по истории, это очень интересно в условиях современной Украины — очень много интересных и неожиданных параллелей, аллюзий, совпадений. Решил подтянуть свой английский — друзья передали учебники, книги на английском», — сказал журналист.

«Но книг все равно не хватает — «Война и мир» пролетела за три недели… Поэтому главное, о чем я прошу друзей, а теперь и коллег — передавайте кроме продуктов, еще и книги. Сейчас попросил жену поискать что-то свежее про медиа и современные информационные технологии — очень хорошие книги выходили под эгидой Стокгольмской школы бизнеса. Если что-то коллеги посоветуют или передадут — буду страшно благодарен», — добавил он.