Луганщина: зернобанда против фермеров

Андрей ГРЕЧ, Северодонецк

Фермеров Троицкого района Луганщины банкротят, заставив за бесценок сдавать урожай зерновых на элеватор в Харьковской области.

У сельхозпроизводителей на Украине всегда было две беды – неурожай и урожай. При неурожае затраты не окупают расходы, при хорошем урожае монополисты душат закупочными ценами так, что фермеры умываются слезами, считая прибыль. Но никогда власть открыто не грабила селян так, как сейчас. Фермеров Троицкого района в приказном порядке обязали сдавать урожай зерновых на элеватор «Барвенковский КХП», расположенный в пос. Барвенково Харьковской области.

Если по стране средняя цена на зерно пшеницы на элеваторах составляет 5100 гривен за тонну на элеваторе и 5600 гривен на терминале, то у фермеров Луганщины на Барвенковском элеваторе принимают его по цене в 3200 гривен. А затраты на транспортировку одной тонны составляют 320 гривен.

Селяне сначала попытались обойти «приказ» – им везде дали от ворот поворот. Затем задумали пожаловаться в антимонопольный комитет Украины – не к «крестным отцам» этой схемы в СБУ же идти! Каждого лично предупредили: шаг вправо, шаг влево – расстрел.

Фермеры понимают, что становятся жертвами монополизации сельскохозяйственного рынка, но все же не предполагали, что олигархи и репрессивные государственные органы – одна банда.

Для усиленной атаки на них эта банда использовала неблагоприятные погодные условия нынешнего года. На Луганщине зерновые низкого качества, зерно пшеницы в лучшем случае едва дотягивает до 2 класса, но преимущественно – 3 класса. С подсолнечником тоже беда. Банда играет на качестве, снижая цены в закупке, чтобы затем поднять их на продукты питания.

По информации, которую удалось получить из других районов, ситуация с малыми сельхозпредприятиями такая же. Только там никто не рискует жаловаться вслух, все безропотно принимают навязанные бандитами условия. Правда, один мой знакомый фермер в Станично-Луганском районе обреченно заметил, что оккупантам пока еще выгодно доить аграриев, не захватывая их хозяйства и земли, но как только земли сельхозназначения будут продаваться официально, ни одного местного фермера на Луганщине не останется.