России будет очень сложно «вылечиться» от долларовой зависимости из-за слабой экономической активности – экономист

Избавиться от долларовой зависимости на данный момент практически невозможно, ибо в России не происходит развития внутри финансовой системы, а экономическая активность слабая. Так «Свободной прессе» прокомментировал высказывание  замглавы МИД РФ Сергея Рябкова о необходимости сокращения зависимости от доллара кандидат экономических наук, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич.

«Международные расчеты преимущественно ведутся в долларах, это сложившаяся система. По моим оценкам, в международной торговле около 70% сделок совершается в долларах, 20% – в евро, а 10% приходится на пул оставшихся 16-ти свободно конвертируемых валют CLS (международная система конверсионных валютных операций). В этот пул, замечу, не входит ни рубль, ни юань, ни бразильский реал. Поэтому Россия – в теории – может самостоятельно отказаться от расчетов в долларах. Но непонятно, как к этому решению отнесутся наши партнеры во внешней торговле?», – задается вопросом Бунич.

По его мнению, замена доллара на евро в расчетах ничего не даст, т.к. евро также привязан к доллару и «это фактически единый организм».

«Крупнейшие российские предприятия набрали в долг долларов примерно на 150 млрд. больше, чем мы держим золотовалютных резервов в казначейских обязательствах США. Это значит, что если американцы попытаются блокировать наши деньги, российские корпорации в ответ прекратят возвращать долги банкам США. Кроме того, такой шаг Америки может привести к аресту иностранной собственности в России. А у нас практически все крупные предприятия принадлежат иностранным компаниям. Штатам, подчеркну, такой сценарий невыгоден, потому что им в России очень многое принадлежит», – считает экономист.

По его словам, России необходимо создавать собственную финансовую систему и вести валютные операции как во времена СССР – через специальные каналы.

«Но самое главное – нам нужно заниматься рублем. Если внутри страны идет активная экономическая деятельность, если развит внутренний финансовый рынок – потребность у контрагентов возникает в рублях, а не долларах. Если бы внутри России проходили серьезные экономические транзакции, если бы наблюдался экономический подъем, российский рубль был бы востребован сам по себе. При таком сценарии проблема наших взаимоотношений с внешним миром была бы вторична», – отметил Андрей Бунич.

«Есть и момент существенного расхождения заявлений официальных лиц с делами. Например, Россия присоединилась к FATCA (Foreign Account Tax Compliance Act) — американскому закону о налогообложении иностранных счетов. Получается, присоединившись к FATCA, мы признаем главенство над нами американской юрисдикции. Это значительно большая степень интеграции в доллар», – добавил он.