Украина ликвидирует ряд СИЗО и выпускает уголовников

Материал подготовлен ЦОС МВД ЛНР

По данным аналитиков, на Украине по состоянию на 19 февраля получили свободу уже 3530 заключенных. Так называемая «Национальная полиция» обещает, что если эти люди повторно нарушат закон, будут ловить и сажать их снова. Но за каждым таким фактом окажется минимум одна, а чаще несколько жертв преступления.

«СИЗО: закрыть и продать!»

За годы независимости реформы на Украине стали любимым «спортом» властей всех уровней. Каждое новое правительство начинало свою работу с объявления какой-нибудь «революции» и «борьбы». Чиновники деятельно ломали «старое», внедряя взамен «новое» и расставляя попутно «своих» людей на ключевые и «хлебные» должности. На этом «реформа» практически заканчивалась. Четверть века такого «отбора» привели к тому, что каждая новая «команда» управленцев-«реформаторов» всё откровеннее работала не на государство, а на своего «патрона», попутно не забывая и о себе, грешных. Поэтому не удивительно, что в результате отсутствия стратегического видения будущего страны и политической преемственности власти, помноженной на восприятие последней как инструмента бесконтрольного использования средств государственного бюджета, Украину постоянно лихорадит во всех сферах жизни, начиная с системы государственного управления и заканчивая различными отраслями.

Нынешнее положение вещей не является исключением из правил. Наоборот, система государственной власти на Украине уже откровенно превратилась в оккупационную, действующую по принципу «выжать досуха, разрушить и сбежать». Взять хотя бы пенитенциарную систему.

Нынешней украинской службе исполнения наказаний довольно длительный период времени удавалось сохранять свой первозданный, «советский», вид и не подвергаться никаким кардинальным изменениям. Возможно, что из-за своей закрытости и обособленности для общества.

Наконец, свершилось! 2016-й объявлен годом начала «великих» изменений в пенитенциарной системе. И, конечно же, они будут проходить под патронатом европейских и американских партнеров. «Заграница нам поможет!» Всё по заветам Бендера. Или Бандеры?

Итак, если полагаться на слова Министра юстиции Украины Павла Петренко, то в скором времени украинские заключенные заживут по- новому, и условия их содержания будут приведены к европейским стандартам. Вот уже и Арсений Яценюк озаботился данной проблемой, заявив: «Сейчас дух украинских следственных изоляторов и колоний — это еще дух царской России, тюрьмы народов». И чтобы от этого «духа» избавиться, надо Лукьяновский следственный изолятор срочно закрыть, а здание продать.

«Мы выставляем на продажу Лукьяновское СИЗО как первый элемент государственного частного партнерства и ищем инвестора, который построит за пределами Киева новый СИЗО», – заявила заместитель министра юстиции Наталья Севостьянова. И распоряжение соответствующее Кабмин Украины издал от 7 октября 2015 г. № 1066-р «Некоторые вопросы реформирования системы функционирования учреждений исполнения наказаний и следственных изоляторов».

Данный документ обязывает Государственную пенитенциарную службу Украины разработать и утвердить план мероприятий по ликвидации не только Лукьяновского, но и Черновицкого изолятора. Министерство юстиции в двухмесячный срок обязали внести предложения о целесообразности переноса ещё целого ряда СИЗО – Киевского, Львовского, Одесского и Хмельницкого. Есть уже и первый результат: благодаря «реформе» без работы остались 1200 сотрудников пенитенциарной службы.

Что интересно, здания «отреформированных» изоляторов представляют историческую ценность с точки зрения архитектуры, да ещё и находятся в привлекательных для частного бизнеса районах. Так, Лукьяновский СИЗО находится недалеко от центра столицы, его первый корпус представляет собой памятник архитектуры, построенный в 1862 г. Но главной приманкой для инвесторов является территория – 3 га фактически «золотой» земли, стоимость которой может составлять, по оценкам специалистов, $ 6-7 млн. Зданию СИЗО во Львове более 400 лет – это бывший женский монастырь. Расположено оно в трёх сотнях метров от Львовской оперы, то есть снова в историческом центре города. Здание Хмельницкого СИЗО – одно из старейших местных построек, его воздвигли в 1830-х годах. Изолятор в Одессе находится относительно далеко от центра, но большая территория, занимаемая СИЗО между ипподромом и кладбищем на Люстдорфской дороге, вполне может представлять интерес для застройщиков.

Если это не так, то почему учреждения Днепропетровска и Херсона, условия содержания людей в которых намного хуже, чем в других подобных учреждениях, не попали в этот «черный список»? А вот Черновицкий изолятор, считавшийся одним из лучших на Украине по условиям содержания, не просто попал, но уже ликвидирован в октябре прошлого года. Он, видите ли, аварийный. Лучший, но аварийный. Возможно, его «грех» в том, что он расположен «в непосредственной близости от исторического центра города, объектов, принадлежащих к всемирному наследию ЮНЕСКО, и учебных заведений». Да, «сосед» ещё тот. И, разумеется, было бы неплохо «переселить» его куда подальше за город. Вот только сделать это в нынешних реалиях практически невозможно. Что бы ни говорили новые власти.

«Не верю! Во веки веков не верю!» – сказал Жванецкий. И был прав. Трудно даже представить, что найдутся желающие вкладывать деньги в строительство изоляторов. Это слишком дорогое удовольствие. Специалисты уже подсчитали, что на строительство нового СИЗО на 1 тыс. человек необходимо как минимум $12-16 млн. А в Лукъяновском СИЗО, к слову, в разные годы бывало и по 3 тыс. «подопечных». Так что позволить себе перенести изолятор без ущерба для дела может лишь государство. Которое и затеяло эту «реформу», как, впрочем, и другие, якобы с целью «экономии и рационального использования бюджетных средств в условиях финансово-экономического кризиса»! Так что переноса не будет.

Но куда в таком случае денутся те несколько тысяч людей, которые сейчас находятся под стражей в ликвидируемых изоляторах? Да, часть из них можно перевести в оставшиеся СИЗО, и так не пустующие. А часть, очевидно, просто отпустят. В рамках готовящейся на Украине амнистии. Заодно и колонии «облегчат».

Свободу ворам и маньякам?

В уголовном праве амнистия (с греческого – «забвение», «прощение») является одной из форм прощения. Сущность амнистии заключается в полном или частичном освобождении лица от наказания, замене на смягчающее наказание или в прекращении уголовного преследования. Использование амнистии основывается на идеях гуманизма и проявляется в милосердии государства по отношению к своим гражданам, которые в силу различных обстоятельств были ограничены в своих конституционных правах. Разумеется, применение амнистии государством отнюдь не означает, что совершенное деяние утратило признаки, присущие преступлению, а лицо, его совершившее перестало быть опасным для окружающих.

В украинских СМИ прошла информация, что под действие Закона Украины «Об амнистии» попадут 4 тысячи осуждённых. В первую очередь, это будут социально незащищённые категории: женщины и несовершеннолетние; мужчины, имеющие детей в возрасте до 16 лет или детей-инвалидов; инвалиды первой, второй и третьей групп; люди, больные туберкулезом, онкологическими заболеваниями; лица, достигшие пенсионного возраста; участники боевых действий. Всё вроде бы верно. Но где же подвох? Да просто если проследить политическую и экономическую ситуацию на Украине, то закономерно возникнет естественный вопрос: готово ли государство к такому количеству внезапно освободившихся осуждённых? У большинства из них элементарно не будет денег и нормальных документов, многие больны, возникнут проблемы бытового характера. Кто-то окажется жителем Донбасса или Крыма. Что предложит им Украина?

За комментариями мы обратились к специалистам правоохранительных органов МВД ЛНР.

Сергей Журба, начальник Управления исполнения наказаний МВД ЛНР, полковник внутренней службы:

– 22 декабря Президентом Украины Петром Порошенко подписан Закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины (относительно усовершенствования порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания)», вызвавший широкий резонанс в украинском обществе и неоднозначную оценку. Его авторство принадлежит группе нардепов во главе с небезызвестной Надеждой Савченко, которую сейчас судят в Росси по обвинению в пособничестве убийству журналистов ВГТРК. Основная цель документа – «компенсация» (по выражению самих авторов) осуждённым затраченного на пребывание в следственных изоляторах времени, сокращение сроков пребывания и численности содержащихся людей в СИЗО, а также сокращение расходов бюджета. Особо интересен первый момент: один день, проведённый в СИЗО, подследственным зачитывают за два дня пребывания в колонии. И эта норма распространяется на всех осужденных, в отношении которых приговор вступил в законную силу. То есть, не только на тех, кто сейчас пребывает в следственных изоляторах, но и «контингент» колоний. И не важно, за преступления какой степени тяжести эти люди отбывают наказания.

В итоге, по утверждению самих работников украинской пенитенциарной службы, получается, что под действие этого закона попадает около 50 тысяч осужденных. И первые 6 тысяч человек из них будут освобождены уже в ближайшее время. Каждый шестой из них отбывал наказание за убийство.

Статистика гласит, что до 30% освободившихся осуждённых обычно попадают назад за решётку. В реальности рецидив намного выше — всё зависит от раскрываемости преступлений. Складывается такое впечатление, что «гуманный закон» был принят специально «под случай» Надежды Савченко. Причём без проведения анализа и расчета последствий.

– Как вы думаете, кто больше всего выигрывает от нового закона?

– Конечно же, люди, обвинённые в тяжких преступлениях: убийствах, изнасилованиях, разбоях. Мелкие воришки в СИЗО долго, как правило, не задерживаются, им новый закон мало поможет, а вот те, кто провел в изоляторе много лет, вполне могут рассчитывать на скорое освобождение.

Ещё один пункт, вызывающий очень много вопросов – закон об апробации заключенных. Перед выходом из тюрьмы они должны пройти психологическую и практическую подготовку. Им необходимо помочь с трудоустройством, с жильем (если это необходимо). Представьте себе такую ситуацию: человек должен был выйти из колонии в 2017 году, а его освобождают через неделю, как его можно подготовить?

Встаёт проблема мониторинга пути освобождённого. Как быть, если он на словах изъявит желание уехать куда-нибудь, а сам останется на территории Украины? А если решит ехать на Донбасс?

В Управление исполнения наказаний МВД ЛНР начали поступать письма от граждан с вопросами, касающимися амнистии на Украине. Пока можно констатировать лишь тот факт, что вопрос исполнения судебных решений государства Украина, постановленных и вступивших в законную силу после провозглашения Луганской Народной Республики, подлежит разрешению исключительно в рамках международных договоров (соглашений) об исполнении судебных решений иностранных государств, заключенных между этими государствами и Луганской Народной Республикой. Пока ещё в Республике после принятия Временного Основного Закона (Конституции) ЛНР не заключалось с Украиной соглашение о порядке разрешения вопросов, связанных с исполнением приговоров и других процессуальных документов, вынесенных судами Украины как иностранного государства.

А вообще, странная логика: вместо того, чтобы просто сделать ремонт в следственных изоляторах или построить несколько новых и современных, на Украине решили отпустить преступников на «вольные хлеба». Объявляя амнистию, власть больше заботилась о политических рейтингах, чем о людях.

Евгений Ткачёв, начальник Управления уголовного розыска МВД ЛНР, подполковник полиции:

Амнистия – это своеобразный акт доверия. Насколько он эффективен, могут сказать цифры рецидива преступлений. Как правило, они меняются в связи с обстановкой в стране. Статистика – вещь неумолимая: по данным Генпрокуратуры Украины, в 2013 году было совершено 13 тысяч особо тяжких преступлений, а в 2015-м — 21,5 тысяч. За этот период количество убийств увеличилось с 5,9 тысяч до 8,2 тысяч. Кроме того, за последние два года количество квартирных краж увеличилось с 17 до 22 тысяч, автоугонов — с 3,8 до 6,9 тысяч.

Сравнительно недавно депутат Верховной Рады Вадим Рабинович прямо обвинил Арсена Авакова в разгуле преступности, превышающей по масштабам и жестокости 90-е годы прошлого века. Бездарное руководство Министерством внутренних дел Украины привело к тому, что даже Киев превратился в город, опасный для проживания. Факт того, что криминогенная обстановка на Украине действительно ухудшается, начиная ещё с 2012 года, подтверждает и глава НП МВДУ Хатия Деканоидзе.

И этому есть своё объяснение. В процессе реформы МВД Украины систему покинули (точнее, их просто вышвырнули как политически неблагонадёжных) опытные сыщики. Новую «национальную полицию» лихорадит переаттестация, кадры подбираются по степени «свiдомостi». Многие востребованные специалисты оказались перед выбором – унижаться и проходить люстрацию или идти в охранные структуры и детективные агентства. Предупреждать и расследовать преступления на Украине уже просто некому.

Да, на улицах Киева, Львова, Одессы, Николаева появилась новая патрульная полиция, создаваемая из добровольцев и призванная заменить Госавтоинспекцию. Но трудно представить, что люди, прошедшие ускоренные курсы (2-3 месяца подготовки), способны эффективно обеспечивать безопасность дорожного движения. Ведь даже для того, чтобы правильно оформить ДТП, нужны знания и серьезный опыт. Вряд ли он есть у мальчиков и девочек модельной внешности, умеющих только делать селфи и бить патрульные автомобили по миллиону гривень каждый. О чём говорить, если даже задержание несчастного бродяги четырьмя (!) полицейскими превращается в шутовское представление.

Над пропастью…

То, что сейчас происходит на Украине в сфере правопорядка — это взаимное кумулятивное усиление ряда крайне неблагоприятных факторов. Чудовищная пандемия нелегального распространения оружия из зоны военных действий. При ротации войск возвращаются люди, пережившие стресс, раздражённые происходящим в тылу, не находящие себя в мирной жизни, часто с надломленной психикой. Плюс оружие, которое «гуляет» по стране ещё со времен Майдана. Украину заполонили банды бывших «добровольцев», которые активно принялись делить криминальную «сферу влияния». Часто эти бандиты не просто крайне дерзки и многочисленны, но и связаны с покровителями среди политиков и силовиков, что делает их почти неподсудными.

И на всё это, напомним, накладывается амнистия по «закону Савченко»: свобода или сокращение сроков тысячам убийц, грабителей, насильников, воров и криминальных авторитетов. Никакой Майдан здесь не поможет.