Великая украинская мечта: от свободы до оккупации

Андрей ЧЕРНОВ, «Луганск-1»

Украинскому кризису более двух лет и он далёк от разрешения, но за эти бурные годы столько всего было сказано и содеяно, что ещё недавнее прошлое забывается в текущей повестке дня.

Неутраченные иллюзии

Уже не каждый из «свидомых» украинцев скажет, с чего начинался «благородный порыв свободных украинцев», привёдший к краху «тирана» Януковича. Впрочем, «свидомым» вообще свойственна очень плохая память – как социальная, так и историческая. Поэтому они чрезвычайно удобный инструмент для тех, кто любит манипулировать «самыми свободными».

8 марта на пресс-конференции в РИА Новости Украина бывший руководитель информационного департамента МИД Украины Олег Волошин, комментируя слова Жан-Клода Юнкера в Гааге о двадцатипятилетнем «карантине» для вступления страны в ЕС и НАТО, вынужден был констатировать:  «Евроинтеграция как большая всеобъемлющая общенациональная мечта, по сути, сегодня умирает, если не умерла окончательно».

Независимо от того, получит или не получит эта страна безвизовый режим с Евросоюзом, «это уже неважно», отметил он. Почему же так вдруг? А потому, считает бывший чиновник министерства, «что 25 лет назад Украины не было как независимого государства, через 25 лет – еще неизвестно что будет, будет ли Украина тогда независимым государством». Более того, по словам Волошина, «сама цель оказалась иллюзией».

Но если цель была иллюзией, то, надо полагать, иллюзорными были и все средства ее достижения? На этот неизбежный вопрос комментатор украинского облома не отвечает. Он его даже не ставит. Потому что ответ на него равносилен приговору, а признаться себе, что «общенациональная мечта» была всего лишь поводом для фанатиков рвануть куда-нибудь подальше от реальности, мечтатели  не могут. Станет слишком ясно: эта иллюзия рождалась не в борьбе за свободу, а в ненависти ко всякому инакомыслию, в фанатичном искоренении любой мысли, точки зрения, которая возвращала к реальности.

От «Евромайдана» к «майдану» за евро

Резкий, крутой политический поворот правительства Украины в вопросе евроинтеграции, отказ от подписания ассоциации с Евросоюзом взбудоражили «еврофанатиков» на Украине, и 21 ноября 2013 года они вышли на площадь Независимости в Киеве. С этого всё начиналось. Но те, кто сверг законного президента Януковича, кто пролил кровь «на Майдане» (отметим эту закономерную эволюцию «Евромайдана» в просто «Майдан»), кто сжег людей в Одессе, кто обстреливал города Донбасса из артиллерии, не желают, чтобы сохранялась прямая взаимосвязь между исходной точкой («Евромайдан») и достигнутым результатом – тем экономическим и общественным кризисом, который установился на Украине и скоро не пройдёт.

Ассоциация Украины с Европой не была выгодна Украине. Это подтверждается непреложными расчетами, беспристрастными, как суд истории. Но эти расчеты не идут ни в какое сравнение с извечными «мечтами о Европе». Эти мечты в букете с мечтами о «западных ценностях» культивировались последние два десятилетия в украинских СМИ и массовой культуре. И в этих «ценностях» действительно превалировали ценности материальные, а не духовные или идейные. В информационном продукте о «западных/европейских ценностях» культивировались образы абсолютной свободы выбора – не ограниченной даже ответственностью, а также идея о «достойной оплате труда».

Удивительно, что в стране, в которой многими столетиями укреплялась «народная» мудрость: «Везде хорошо, где нас нет», так легко укоренились смыслы о вожделенной и далёкой Европе. Европейские романтики начала XIX века выдумали «край мечтаний» – Джиннистан, расположенный на востоке, в Азии. Но они не хотели при этом переехать туда жить. Европейцы трудились и в труде своём приближали общее благоденствие. А вот украинские «евроромантики» начала ХХI века выдумали свою страну благоденствия в образе Евросоюза, но при этом вовсе не заложили идеи, что нужно трудиться на своей родной земле, чтобы приблизить желаемые блага.

И потому так разителен результат: благополучие украинских «евроромантиков», истинных патриотов Украины, выражается в том, что они благополучно смогли уехать из Украины…ну, хотя бы в Польшу или Чехию (это в худшем случае), а в лучшем – в Германию или Италию. Любить Украину на расстоянии получается лучше, а главное чище, достойнее и материально выгоднее.

Подайте оккупанта

Мечты о Европе украинского политикума имеют довольно своеобразную природу. Эти мечты еще более абстрактны и недостижимы, чем даже призрак грядущего лучшего завтра – коммунизма. Это архаичные мечты о вассалитете. Европу «здесь и сейчас», Европу «быстро» могут хотеть только те, кто мыслит примитивными вожделениями, а не дальними перспективами. Это желания тактиков, а не стратегов, мечты «политиков-однодневок», а не серьезных политиков. И такое желание у «тонкошеих вождей» Украины можно лишь объяснить тем, что насущные проблемы своей страны они не хотят и не могут решать самостоятельно.

Не так давно советник главы МВД Украины Станислав Речинский написал на своей странице в Фэйсбук следующее: «Видимо, наш путь в ЕС лежит через 100-процентный протекторат. Свою управленческую элиту мы не сформировали, значит, ее будут формировать другие. Это унизительно, это постыдно. Но другого выхода не вижу. Перезагрузка в виде третьего Майдана? Вы верите, в то, что к власти придут честные и компетентные? Где они? И не «перевоспитает» ли их насквозь сгнившее, коррумпированное общество? Увы, нам нужна оккупация. И не грузинская, а желательно немецкая. Лет на 50».

Очень показательные мысли. Вот что стоит за «мечтами о Европе» – мечта о протекторате, о новом, добром, и, главное, – щедром хозяине. Который будет решать все настоящие проблемы. А вот «евроромантики» (или справедливее – «европрислужники»?) будут помогать в меру сил и возможностей, насколько хватит усердия угодить новому хозяину. Выходит, что мечты украинских «евроромантиков» были мечтами не о независимости Украины, не о её весомой роли на международной арене, а мечтами о… зависимости от более успешных игроков на этой международной арене.

Арбайтен унд копайтен

Проблема украинских «евроромантиков» в одном. В том, что на дворе не средневековье, а ХХI век. Другие условия и многовековой опыт диктуют совершенно иные цели. Евросоюзу не нужен протекторат на востоке Европы: хлопот много, а выгоды мало. Потому то, что выгодно самому Евросоюзу Украина получила – в виде ассоциации. Итог можно выразить в следующей статистике, которую приводит экономический эксперт Александр Охрименко: в январе 2016 года Украина поставила в страны ЕС продукции на 11% меньше, чем в январе 2015-го, и на 40% меньше, чем в январе 2013 года, когда не было ни соглашения, ни зоны свободной торговли. Вот вам и выгоды от ассоциации с Евросоюзом…

Вопрос даже не в безвизовом режиме для граждан Украины с Евросоюзом. Вполне вероятно, что Евросоюз пойдёт на этот шаг, но вовсе не для того, чтобы угодить Украине или сохранить её в зоне своего притяжения. Европе могут понадобиться украинцы для того, чтобы разбавить тот поток беженцев из Азии и Африки, который наводнил Европу. Поток-то наводнил Европу, но будут ли работать эти беженцы – вопрос. А вот украинцы работать будут – ведь не зря два десятилетия им вдалбливали идею о «достойной оплате труда».