Бессмертный полк ЛНР: «Рембо» из Ровеньков

Александр НАДЕЖДИН, «Луганск-1»

Приглушенно, на малых оборотах в районе Крымского урчали танковые моторы: их рокот был похож на гром накатывающейся грозы. Данные разведки: «укропы» начнут большое наступление на Сокольники с самого утра. По их активности опытные бойцы батальона определили, что атаковать будут с двух направлений – в лоб и с фланга. Денис Лазуткин («Рембо») открыл цинк и начал набивать магазин патронами. К теплой встрече незваных гостей готовиться следовало заранее.

Испытание на прочность

Сколько же прошло времени с того момента, когда он, простой горнорабочий очистного забоя, взял в руки автомат. Два, три месяца? Дома в Ровеньках остались жена и маленькая дочка. Военная доля бросала недавнего шахтера то на одну, то на другую линию огня. Трудно было всегда, но особенно тяжкие дни выпали летом 2014, когда каратели рвались к Луганску со стороны Лутугино. На подступах к городу держали оборону казаки Второго казачьего батальона. Необстрелянным, без боевого опыта людям, еще недавно добывавшим уголь или растившим хлеб, приходилось отбивать атаки регулярной армии. Денис вспоминал, сколько раз со своим напарником Сергеем Волобуевым ходили в разведку. Судьба хранила их, хотя не было случая, чтобы, возвращаясь с задания, они не оставили по себе «добрую» память оккупантам.

– «Рембо» служил в моем разведвзводе, – рассказывает его командир Игорь «Механик». – Исполнительный, бесстрашный, инициативный казак. Понятия дружбы и взаимовыручки для него были как дыхание. Скольких раненых ребят мы с ним вытащили из-под огня в районе Волнухино. Всякий раз, когда я по делам оставлял часть, своим заместителем ставил Дениса.

После освобождения Лутугино «Механик», будучи уже в должности заместителя начальника штаба Второго казачьего батальона, попал в засаду. Диверсионная группа украинских боевиков обстреляла машину. Игоря тяжело ранило, «залатали» в Луганске, немного восстановили в России. А Денис продолжал воевать. И снова судьба, как бы испытывая его на прочность, швырнула «Рембо» в одну из самых горячих точек обороны – под Сокольники Славяносербского района.

Сокольники

– Противник имел большой численный перевес, поэтому, чтобы сорвать их планы, наш командир, позывной «Спец», решил бить их по частям, – продолжает общий солдатский рассказ участник того боя Петр Кравченко (позывной «Петрович»). – Анатолий Черненко выехал в 4 часа утра на «Урале», в кузове которого установили миномет. Начали обстрел. Когда укропы пристреливались, он уводил машину в тыл, а на дуэль выезжали уже мы на БТРе. Так и «раскатали» под ноль минометную батарею противника. Поэтому ко времени утренней атаки «укроповского» удара с фланга не последовало.

Готовясь к фронтальному удару, ополченцы заминировали часть дороги, установили засаду с «шайтан-трубой», подготовили позиции для двух пулеметчиков. В 8 утра со стороны Крымского двинулось два БМП, БТР и два взвода пехоты.

– БТР ребята сожгли, подбили обе БМП, но пошли новые силы, обстрел и натиск нарастал, – продолжает «Петрович». – Командование сообщило: нам на подмогу идет два танка, надо продержаться. В пиковый момент боя ранило пулеметчика «Мишаню». Под огнем «укропов» к нему пробрался Денис, перевязал посеченную осколками спину и вытащил в безопасное место.

Еще немного, еще чуть-чуть…

Через несколько дней их сменил батальон «Заря». Военная судьба перемешала судьбы и дороги участников того боя. «Спец» стал командующим ПВО, Анатолий Черненко ушел к казакам в подразделение «Хулиган», а «Рембо» продолжал воевать в Славяносербском районе.

Его сослуживцы говорят: странное состояние охватило всех бойцов, когда пришла весть о вторых Минских соглашениях. Практически никто не верил, что вот-вот наступит мир, но надежда на глазах меняла «мужиков». Они как-то подобрались, подтянулись. А вдруг случилось? И можно показаться на люди! Даже в своем пропыленном, пропотевшем обмундировании они казались щеголеватыми. Еще немного, еще чуть-чуть… и — да здравствует ЖИЗНЬ! И никому уже не погибнуть!..

В один из «мирных» дней лета 2015 года в районе Смелого украинские войска из «Градов» обстреляли позиции Народной милиции. Денис Лазуткин в этот момент находился в окопе. От близкого взрыва вздыбилась земля. Когда его откопали, он уже не дышал. Только руки «Рембо» судорожно сжимали автомат. Будто и после смерти стремился защитить свою жену, своего ребенка, свою землю.