«Через год-два спасать будет нечего»: как Евросоюз уничтожает украинское машиностроение

Украина оказалась в центре промышленного скандала. Евросоюз достаточно жестко отреагировал на идею Киева поддержать свое машиностроение. Пункты о протекционистской промышленной политике есть в программе правительства. Последствия для Украины «за непослушание» могут быть достаточно серьезными. Об этом пишет киевская интернет-газета «Страна».

Как говорится в письме посла Евросоюза Матти Маасикаса к премьер-министру Денису Шмыгалю и главе Верховной рады Дмитрию Разумкову, в случае реализации этих инициатив, европейские банки могут перекрыть кредитование украинских компаний. Также может быть ответ и по другим направлениям сотрудничества Украины с ЕС. Главный аргумент Маасикаса — предлагаемая модель поддержки украинского машиностроения нарушает нормы Соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, под которыми в свое время подписалась Украина.

«Под угрозой срыва макрофинансовая помощь ЕС в размере 1,2 млрд евро, а также инвестиционные программы ЕБРР. Также все банки с европейским капиталом, которые работают в Украине (а это многие крупные финучреждения) могут поставить кредитование на стоп», — пояснил аналитик института Growford Алексей Кущ.

«Речь может идти в целом о всей финансовой помощи Украине, то есть, включили классический дипломатический прием», — говорит глава секретариата Совета предпринимателей при украинском правительстве Андрей Забловский.

Но это еще не все. Украине могут грозить разбирательства в ВТО и ЕС по поводу нарушения взятые на себя ранее обязательств. И в рамках этих споров страны смогут вводит ответные меры. Например, заградительные пошлины против украинской продукции. Причем не только по машиностроительной, но и по любой другой, скажем, аграрной, которая является стратегическим экспортным направлением для Украины.

Но если украинские власти сейчас пойдут на попятную, отечественное машиностроение рискует попросту умереть. И уже через год-два спасать будет нечего.

«Понятно, что начата информационная война. Западные компании через посольства и еврочиновников пытаются пролоббировать свои интересы. Они не хотят терять такой емкий рынок сбыта как Украина. Но Европу также беспокоит, что на базе наших протекционистских инициатив попросту создадут новые схемы и на преференциях будут зарабатывать отдельные ФПГ», — говорит Кущ.

Но по большом счету, Евросоюз пытается запретить Киеву то, что сейчас делает большинство ведущих стран мира — поддерживать собственное производство.

«Многие государства включили режим протекционизма и импортозамещения, в том числе, и сама Европа. С началом эпидемии, когда из-за карантинных мероприятий начали рушиться международные производственные технологические цепочки, этот процесс еще больше усилился. Поэтому непонятно, в чем, собственно, вина Украины», — говорит экономист Виктор Скаршевский.

Если Украина получит «приговор», но откажется менять правила, страны ВТО и ЕС смогут применять ответные меры против украинской продукции на сумму, в которую они оценят ущерб от действия украинских протекционистских мер.

В том, что без государственной поддержки машиностроение попросту умрет, эксперты не сомневаются.

«Темпы падения машиностроения вдвое опережают общи спад промышленности. Скажем, если в апреле промышленность ушла в минус на 16%, то машиностроение — почти на 36%. Ранее основным рынком сбыта для нашего мащиностроения была Россия и страны СНГ. Их потеряли, а альтернативные рынки так и не освоили», — отметил Виктор Скаршевский.

«Если в 2013 году машиностроение занимало в структуре производства 18-20%, то сейчас — всего 7-8%. И отрасль близка к точке невозврата. Через год-два спасать будет нечего», — уверен Алексей Кущ.

Как рассказал глава профсоюза машиностроительной отрасли Анатолий Кубраченко, предприятия нуждаются в срочной государственной поддержке.

«В первую очредь — это должны быть именно госзакупки. Наша продукция может закупаться для угольной промышленности, газодобычу, энергетике, коммунального хозяйства и так далее. Это позволит остановить кризис в отрасли. Сейчас же ситуация только ухудшается. К примеру, на грани банкротства завод имени Фрунзе, которые ранее производил газовые турбины на весь Союз. А бюджетные деньги уходят на закупку импорта. В итоге многие высококвалифицированные рабочие машиностроительных предприятий собирают клубнику в Польше», — говорит Кубраченко.