«Прифронтовая» Луганская область: отчаяние, паника, страх

Алена ВОЛЬСКАЯ, «Луганск-1»

Все сложнее становится выживать тем, кто вольно или невольно оказался по украинскую сторону линии соприкосновения. Информация местной власти, отправляемая в Киев, свидетельствует: социальная, бытовая, психологическая катастрофа подобно чуме расползается по Луганской области, сея безнадежность, панику и страх среди жителей. Одно из закрытых посланий «в верхи» попало в распоряжение «Луганска-1».

Без газа, света и воды

Украинский чиновник всегда стоял перед проблемой: как, не сказав всей правды о реальном состоянии дел, все же чего-нибудь выпросить у киевского начальства. Вот и в нынешнем прошении местные изобретатели сообщают о катастрофе как о критической ситуации, но в отдельно взятых населенных пунктах. Как сказано в документе, «в отдельных населенных пунктах» наблюдается «постоянная критическая ситуация с водо-, тепло-, газо-, электроснабжением». Но приведенные ими факты не соответствуют казенным формулировкам.

Так, на конец прошлого года в Луганской области, оккупированной ВСУ, были частично отключены от газоснабжения, находились в критическом состоянии и требовали обследования 1124 частных дома, 18 – многоэтажных, 7 предприятий, 2 ГРП, 10 ШРП, 2 газопровода высокого давления, 3 – среднего и 4 – низкого давления. А жители трех сел Новоайдарского района – Трехизбенки, Кряковки и Сокольников – полностью отключены от газоснабжения. Речь идет «всего лишь» о 1089 абонентах…

Кому должны – простят?

Еще один весомый повод для паники и отчаяния у жителей Луганской области – растущие проблемы финансового плана. Как сообщают наверх военно-гражданские администраторы, практически все бюджетообразующие предприятия региона стоят. Среди них – крупнейшие: ПАО «Северодонецкое объединение «Азот», ЧАО «ЛиНИК», Рубежанский казенный химический завод «Заря»…

Безработица растет как в сказке – не по дням, а по часам. Причем, параллельно с ценами и тарифами ЖКХ. Но и счастливцы, имеющие работу, не могут чувствовать себя в полной мере защищенными. Ведь, согласно документу, в декабре 2015 г. задолженность по заработной плате существовала на 52 предприятиях региона, а ее сумма достигла более 40 млн грн. Парадоксально, но львиная доля этих долгов приходится на 37 экономически активных предприятий. Они задолжали своим работникам 31,5 млн грн.

Вот лишь несколько примеров. Восемь предприятий коммунальной формы собственности имеют задолженность по зарплате в 1,57 млн грн. Особенно «отличились»: КП «Услуга» (г. Золотое Попаснянского района) – 573, 9 тыс. грн; КП «Лисичанское троллейбусное управление» (г. Лисичанск) – 348,1 тыс. грн; КП «Жилсервис «Эврика» (г. Северодонецк) – 183,9 тыс. грн.

Еще более удручающей картина выглядит на 29 предприятиях другой формы собственности, общий объем долга которых оценивается в 29,9 млн грн. Здесь «чемпионы»: Луганский филиал ГП «Региональные электрические сети» (г. Лисичанск) – 7,8 млн грн; седьмой военизированный горноспасательный взвод (г. Лисичанск) – 6,8 млн грн; отдельное подразделение «Управление по эксплуатации восточной фильтровальной станции ОКП «Компания «Лугансквода» (Попаснянский район) – 3,3 млн грн; второй военизированный горноспасательный взвод (г. Лисичанск) – 1,9 млн грн; Лисичанский завод «Техноткань» ООО «Корпорация «Гуматекс» (г. Лисичанск) – 1,3 млн грн; ЧАО «Армопласт» (г. Северодонецк) – 1,1 млн грн; ООО «Лисичанский машиностроительный завод» (г. Лисичанск) – 1 млн грн.

Как в этих условиях люди сводят концы с концами? Видимо, выкручиваются, кто как может. Но безденежье во все времена являлось одним из главных стимулов для протестов. И сегодняшняя Луганская область – не исключение. Как сказано в документе, «сложное материальное состояние населения формирует протестную составляющую соответствующей направленности».

Недолюди в погонах

Еще одним фактором, сильно влияющим на обстановку на сопредельной территории, является чрезмерно бурная жизнь членов добровольческих батальонов и военнослужащих ВСУ. Мародерство, незаконные задержания, применение огнестрельного оружия безо всякого повода стали на украинской стороне явлениями почти обыденными. Вот только как привыкнуть к опасности, которая постоянно исходит от тех, кто призван защищать? И как доверять тем, кто в любой момент готов избить, ограбить, даже убить «своих»?

Фактов причастности украинских военнослужащих к самым разным преступлениям – море. Согласно документу, только за три последних месяца минувшего года органами военной прокуратуры и ГУНП Украины начато более 20 уголовных производств по преступлениям, совершенным военнослужащими ВСУ. Статьи обвинения говорят сами за себя: разбой, покушение на убийство, военные преступления…

Массовый разбой и грабежи жалобщики осмеливаются проиллюстрировать дозволенными «отдельными» примерами. Так, сотрудниками ГУ НП Украины в Луганской области были задержаны военнослужащие ВЧ 2950 ВСУ, которые совершили разбойные действия на СТО «Лисичанск Авто». А если конкретно – жестоко избили работника станции, чтобы завладеть его имуществом.

При попытке «отжать» автомобили простых жителей сотрудниками Белокуракинского ОП ГУ НП Украины в Луганской области задержаны и военнослужащие Белокуракинско-Троицкого РВК.

Но самая серьезная проблема – отсутствие контроля за вооружением в подразделениях ВСУ. «Вояки» обнаглели настолько, что, как сообщается в документе, устраивают «схроны» с оружием уже не подальше от глаз, а прямо в расположении воинских частей… И оно расползается по территории Украины, рождая новые подвиги растущей массы «героев».

Каким на фоне бесчисленных подобных фактов может быть уровень доверия жителей к украинской армии – понятно. Вопрос в другом: местные жители, похоже, мешают оккупантам «осваивать» территорию, и для них всеми способами пытаются создать ад на родной земле.