Есть ли жизнь на северодонецком «Азоте»?

Александр ОРЛОВ

Накануне, 3 марта, СМИ Северодонецка сообщили об обращении работников «Азота» к владельцу предприятия Дмитрию Фирташу с просьбой повысить зарплату, так как северодончане отстают в этом плане от всей остальной химической промышленности Украины. Вряд ли олигарх снизойдет до просьбы, поскольку такая публика «просьбы» понимает очень редко или же отделается минимальной прибавкой, но работникам «Азота» действительно не позавидуешь.

Фактически работники предприятия попали в классическую ситуацию, которая характеризуется пословицей «паны дерутся — у холопов чубы трещат». Отношение пришедших к власти в Киеве после переворота 2014 года к Дмитрию Фирташу, являющемуся собственником «Азота», было далеко от лояльного. И дело тут, видимо, не столько в «неправильной» политической ориентации олигарха, а в желании поживиться его собственностью.

В «домайданные» годы годовой оборот Ostchem Holding AG Дмитрия Фирташа, входящей в десятку мировых производителей азотных удобрений, доходил до 2 миллиардов долларов. Откусить кусок от такого пирога хотели бы многие, а арест олигарха в Австрии, на первый взгляд, упростил задачу.

«Ostchem», а с ним и северодонецкий «Азот» пытались утопить любыми средствами. Причем делалось это настолько цинично и откровенно, что просто диву даешься. С одной стороны Киев постоянно твердит об экономических санкциях против «страны-агрессора», но почему-то делает исключение для российских удобрений. Запрещает книги, фильмы, отказывается покупать напрямую газ, атакует филиалы российских банков, а удобрения не трогает. В Порошенко умер шоколадник и проснулся садовод-любитель?

На самом деле задача состояла в том, чтобы заполнением украинского рынка химической продукцией «страны-агрессора» вытеснить «Ostchem» и заставить Фирташа на фоне упадка его химпредприятий поделиться собственностью с нужными людьми. Ситуация была настолько серьезной, что близкие к Фирташу политсилы вроде «Оппозиционного блока» и примкнувшие к ним работники и профсоюзы предприятий «Ostchem» требовали ввести пошлины на ввоз минеральных удобрений на Украину.

Вот что, к примеру, в 2018 году говорил председатель профсоюзов подконтрольной Киеву Луганщины Валерий Черныш. «Должен быть рассмотрен вопрос о введении пошлины на ввоз минерального удобрения в Украине или вообще полностью эмбарго для того, чтобы дать возможность работать нашим товаропроизводителям. Это даст рабочие места нашим людям», – цитируют его «Донецкие новости». Лишь в мае 2019 года украинский рынок был таки закрыт для импортных удобрений, то есть уже совсем под занавес эпохи Порошенко.

Не исключено, что сия «господская милость» была оказана за хорошую взятку. В конце-концов, жадному шоколаднику нужно было компенсировать затраты на президентские выборы и наскрести на парламентские и его жестокое шоколадное сердце растаяло при виде неплохой суммы. Это, конечно, предположение, но, кажется, очень похоже на правду. Во всяком случае, очень хорошо вписывается в психологию Порошенко. Он, как собака Павлова, выделяет слюну при шелесте купюр.

Атаковали «Ostchem» не только с этой стороны. В 2015 году Антимонопольный комитет Украины завел дело против холдинга Фирташа. Мол, пользуется монопольным положением и завышает цены, поэтому по-шариковски нужно все взять и поделить. Холдингу присудили штраф в 107 миллионов гривен и решили разделить «Ostchem» на ряд мелких кампаний. Впрочем, у Фирташа этому не расстроились. Для предприятия, зарабатывающего более 1 миллиарда гривен в год — это не такой уж большой штраф. Кроме того, несмотря на угрозу разделения — это всего лишь размахивание картонным мечом. В украинском законодательстве процедура разделения монополиста не расписана, то есть фактически не существует как правовая норма. В то же время Фирташу и всем работникам его украинских предприятий ясно дали понять, что жить спокойно им не дадут.

Выпады в сторону северодонецкого «Азота» есть и на местном уровне. В частности, накануне великий бильярдист всея Луганщины, народный депутат и мошенник Сергей Шахов обвинил предприятие в выбросах тонн вредных веществ. Профком «Азота» опроверг его заявление и добавил, что целью Шахова является срыв запуска пусковых работ в цехах по производству аммиака и карбамида. Интересно, что еще в 2017 году Шахов требовал национализировать «Азот». Только не надо думать, что предприятие при этом планировали оставить в государственной собственности. Вовсе нет. Его бы довели до ручки, а потом продали бы за копейки «эффективному собственнику». Ясно, что Шахов при этом выполняет чей-то заказ.

Есть ли жизнь на Марсе или нет, повысит ли Фирташ зарплаты работникам северодонецкого «Азота» — это науке неизвестно. Но то, что химиков продолжат третировать, а завод будет работать лишь время от времени, теряя рабочие руки и рынок сбыта — в этом нет никакого сомнения. Если в 2014 году азотные предприятия Фирташа занимали 61,01% на рынке продажи азотных удобрений к 2017 году их доля опустилась к 35,45%. То есть падать еще есть куда, а заинтересованные в этом лица как были, так и остались на плаву.