Не нужен им берег турецкий?

Провокация Эрдогана должна была стать наглядным уроком всем, кто посмеет ослушаться Вашингтон. Почему это не получилось с Россией?

Все более очевидным становится факт: атака на российский бомбардировщик в сирийском небе была не просто «ударом в спину», как сказал президент России Владимир Путин, а тщательно спланированным ударом в спину. Это не заговор, это – ставшая уже привычной политика «демократизации» любыми средствами. И ловушка для самолета в сирийском небе на самом деле была ловушкой для России.

Операция проведена практически безукоризненно: найден исполнитель, которого в любой момент можно списать в утиль, место и время подсказали сами российские военные, добросовестно поделившись информацией о действиях своих ВКС с американцами. Цель – заставить «агрессора» лихорадочно искать выход из безвыходной для него ситуации.

А с точки зрения организаторов, она была абсолютно безнадежной. Потому что любой ответ России неизбежно истолковали бы так, как это выгодно «цивилизованному миру». Цепные псы демократии уже пускали слюни в предвкушении пира – возможности разорвать неадекватного российского правителя за неадекватную реакцию.

Но в практически безвыходной ситуации Россия ответила так, как ни провокаторы, ни организаторы не ожидали. Подобный ответ попросту не записан в их генетическом коде.

В чем же его суть?

Атака на российский самолет стала моментом истины, который с полной определенностью вскрыл главную «военную тайну» известных всему миру «борцов» с международным терроризмом. Когда война против террористов направлена одновременно и на поощрение их сторонников, то это означает, что

во-первых, она – всего лишь прикрытие для совсем других интересов;

во-вторых, она направлена не против террористов, а против народов, оказавшимися в точке схождения интересов террористов и будущих хозяев территорий;

в-третьих, «борцы» способны пойти на любое преступление, чтобы убрать любого, кто готов им помешать;

в-четвертых, лицемерие, двойные стандарты «цивилизованного мира» стали просто запредельными.

В таких обстоятельствах Россия не могла ни признать показательную акцию в исполнении Турции ошибкой, недоразумением, ни ответить применением силы.

Для доказательства всей подлости той политики, которая стала «цивилизованной» нормой, она вынуждена была действовать, жертвуя собственными интересами. Решение объявить масштабные санкции против «партнера-предателя» – это и есть рискованная попытка доказать, что для России мораль в международной политике выше того цинизма, который при непосредственном пособничестве «цивилизованного мира» достиг запредельного уровня.

Российская либеральная тусовка уже вовсю рыдает в социальных сетях. Она причитает: санкции можно объявлять только тогда, когда имеешь экономику с огромным запасом прочности, а когда экономика катится в пропасть, то санкции – глупость правителей, потерявших чувство реальности! Другой точки зрения для либералов быть не может. Подлость, преступление, нарушение международного права? Чушь. Смысл любых действий для них определяется только их ценой. Для них нет вопроса – ради чего, для них вопрос – окупятся ли затраты? Их логика: достигать всего, не жертвуя ничем. Вот почему поведение России, ее народа, кажется им забавной дикостью. Явись пред их ясные очи сам Христос, они тотчас бы загалдели: спасать человечество, оно, конечно, надо, но такой ценой – это безумие!

Риск для России действительно велик, но она не была бы великой державой, если бы не пошла на него.

У России мало, слишком мало реальных союзников, а страх и священный трепет перед могуществом доллара и миропорядком, им созданным, так велик, что немногие готовы его оспорить. Турецкий «султан», как и украинский «шоколадник», к сожалению, почти не врут, когда говорят, что за ними «весь мир». Единственный ресурс России – ее народ. Он проходит очередное испытание на прочность. Те, кто не ныл от недостатка хамона, конечно же, не впадет в ступор и без турецкого помидора. В очередной раз этот дикий, «подневольный», лишенный вольностей и прав народ показывает, что готов нести жертвы, когда речь идет об интересах более высоких, чем шкурные.

Но услышат ли его?

Западный консенсус против России слишком прочен, чтобы его испытывать на прочность. Это понимает и российское руководство. Но исполнитель провокации оказался одновременно и сильным, и слабым ее звеном. И, подвергая его режим санкциям, Россия имеет полное моральное право «дожать» его, потребовав публичного извинения. Это и будет сигналом для тех, кто привык к «однополярному» правилу: «своим» все дозволено. И дело это не безнадежно. Даже официальная реакция Европы оказалась отнюдь не такой, на какую рассчитывал турецкий президент, нырнув под «зонтик» НАТО. Все чаще звучит мысль и в европейских СМИ: мы слишком заигрались.

С предельной откровенностью об этом мире пишет, например, Бруно Адри в издании Carta Maior: «Для России, этого огромного континентального государства, которое американская олигархия отовсюду гонит — с Балтийского побережья, с Кавказа, с Черного и Средиземного моря, намереваясь на следующем этапе выгнать ее из Сибири — война представляется неизбежной. И война эта вытечет не из личности президента Путина, но станет результатом геополитической нестабильности, сознательно организованной западными олигархами.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что эти идиоты и дальше будут вопить, что Путин — кровожадный диктатор, а Россия — опасная и варварская страна.

Эти идиоты — не только враги России. Они также враги истины (выд. мной. – Н.Г.), и их вездесущность в медиа-ландшафте и в политическом мире превратила Европу в большое пораженное болезнью тело, члены которого постепенно съедает атлантическая гангрена».

Но означает ли режим санкций, что России и ее народу не нужен «берег турецкий»? Нет. В сотрудничестве с Турцией она как раз и демонстрировала себя как державу, готовую к открытому диалогу со всеми, несмотря на исторические и политические противоречия. Однако сейчас, как говорится, дело в принципе. Россия вынуждена делом удалять «гангрену» объяснять «врагам истины» очевидные вещи. Во-первых, то, что для нее ненадежный партнер не является партнером по определению, какими бы тесными ни были взаимосвязи. Во-вторых (и это еще важнее!): такие ценности «цивилизованного мира», как предательство, лицемерие, мелкие интересы, российский народ готов искупить собственными жертвами в надежде на то, что мир таки поймет – это совсем не ценности. Даже если их исповедуют сильные мира сего.

Николай Григорец