На Украине «оптимизируют» психиатрические и туберкулезные стационары, больных выгонят на улицу

На Украине готовится серьезная «оптимизация» больничной сети. Еще со времен начала реформы Супрун стала готовить почву для закрытия психиатрических стационаров и туберкулезных диспансеров. В украинском минздраве считают, что таких клиник слишком много, тогда как лечить туберкулез и психические заболевания якобы можно амбулаторно и под присмотром семейного врача. Об этом пишет киевская интернет-газета «Страна».

Выделенное на эти направления финансирование не оставляет выбора – большую часть профильных стационаров придется закрыть.

«В психиатрии, к примеру, чтобы уложиться в бюджет, нужно будет сократить половину медперсонала. И тогда реально выйти на минимальные зарплаты для оставшихся медиков», – рассказал глава общественной организации «Медицинское право в Украине» Виктор Сердюк.

К примеру, как рассказали нам запорожские медики, там готовится закрытие трех из четырех городских туберкулезных больниц, а 80% персонала пойдет под сокращение. После чего на весь город останется только 12 фтизиатров и столько же медсестер этого профиля. Прием больных будет проводиться только на базе тубдиспансера №3. Но и там вдвое сократят количество койко-мест (до 200). И это при том, что Запорожье лидирует в стране по темпам распространения туберкулеза.

Еще в бытность главой минздрава Ульяна Супрун заявляла, что лечить туберкулез в стационарах, как это делается на Украине, вовсе не обязательно. Больной может проходить курс и в домашних условиях под наблюдением семейного врача. Тогда же началось сокращение финансирования тубдиспансеров.

Сейчас «оптимизация» уже даже не обсуждается. На лечение туберкулеза государство предлагает всего немногим больше 20 тысяч гривен, тогда как, скажем, лечение резистентных форм (устойчивых к медпрепаратам) может стоить 150-165 тысяч гривен.

Но, как говорит экс-главный санитарный врач Украины Святослав Протас, в лечении туберкулеза препараты – лишь одно условие. Не менее важно попросту накормить пациента, ведь туберкулез – социальная болезнь. Вне тубдиспансеров многие попросту не будут лечиться, а это значит, что резко ухудшится эпидемиологическая ситуация по туберкулезу, которая на Украине и так стабильно тяжелая.

«Инфекционисты – они, как пожарные, всегда должны быть готовыми к сложным случаям. И тут финансирование «деньги за пациентом» не совсем подходит. Содержать инфекционные отделения, туберкулезные диспансеры действительно дорого, но отказываться от них – попросту опасно для общества», – говорит Протас.

«Туберкулезникам предлагают лечиться у семейных врачей. Это при том, что 80% таких больных даже не имеют деклараций с докторами. А сами медики уже набрали себе по 2 тысячи вполне приличных и особо не болеющих пациентов. Станут ли они принимать больного с туберкулезом? А если у того еще и открытая форма, что будет, если он посидит в общей очереди на прием к семейному врачу», – говорит Виктор Сердюк.

По похожей схеме собираются пустить и психиатрические больницы – стационар только для острого течения болезни и на короткий период, дальше – под наблюдение семейного врача или психиатра.

«Чудовищное «реформирование» психиатрической системы, начатое Ульяной Супрун, продолжается. Главные врачи психиатрических больниц в эти дни получают жесткое указание избавляться от пациентов, по своему состоянию не нуждающихся в стационарном лечении. Таких в наших больницах около 30%. Выполнение этого указания неизбежно сделает каждого главного врача преступником. Поскольку наши психиатрические интернаты советского образца перегружены, не могут принять дополнительных клиентов, нуждающихся в социальной помощи – крыше над головой, пище и хотя бы минимальной медицинской поддержке», – написал в открытом письме к президенту глава Ассоциации психиатров Украины Семен Глузман.

Он также прогнозирует последствия «реформ» в психиатрии.

«В ближайшие месяцы многие из них (психически больных. — прим.) будут умирать на улицах от голода и холода. Нас ожидают не только смерти психически больных людей на улицах и площадях, но и обусловленные хроническим голодом нападения психически больных людей на более благополучных украинских граждан с целью грабежа», – пишет Глузман.

«По психиатрии есть несколько вариантов. Первый – сократить на 40% персонал, и тогда остальные смогут выйти на минимальные зарплаты при обещанном финансировании отрасли. Второй – работать по сокращенному графику. Скажем, 7-10 дней в месяц. Но как при этом еще и лечить больных, которые нуждаются в постоянном надзоре. В Чернигове, к примеру, после планируемого закрытия психиатрического интерната 185 пациентов попросту останутся на улице – им некуда идти. Также обостряется вопрос обеспечения медпрепаратами. Сейчас больные получают их бесплатно по рецептам. Но если они будут лечиться на дому, то лекарства придется покупать самостоятельно, а реимбурсации (возмещения стоимости) по ним нет. Все это чревато тем, что люди попросту останутся без лечения. Что, с учетом специфики заболевания, попросту социально опасно», – говорит Сердюк.