Проект портала «Луганск — 1». Русская весна: пробуждение. Позывной Ю-к.

Позывной Ю-к. ОД «Крымский фронт»

Самоорганизовались еще накануне, а 23 го проверили свой мобилизационный ресурс. Людей явно не хватало для решительных  и серьезных действий. Тут и узнали, что Шеремет с Полонским собирают ополчение. Можно было, конечно,  предположить, что у них есть некие вводные из Москвы. Наша Москва к тому моменту упорно молчала.

К Верховному Совету отправили самых надежных и проверенных атаманов — Вадима Иловченко и Сергея Звездова. Риск, конечно, их засветить перед СБУ был большой: в РЕшников в тот момент никто не верил,  да и провокаторов среди них хватало, но необходимо было добирать сотни. Нормальные бойцы,  теоретически, могли оказаться перед Верховным Советом.

В принципе, все были в курсе переговоров между Аксеновым, Чубаровым и Сенченко, накануне — было понимание, что русским снова пытаются замылить глаза бывшие представители БЮТ и «Нашей Украины», тем более тесно связанные с Геннадием Москалем, но свои люди были нужны в  ополчении – и это пересилило. Отправили тех, кто еще хоть как-то мог найти общий язык с Аксеновым.

Владимир Черкашин наотрез отказался сотрудничать с Цековым  в  тот момент, но заверил, что ККС будет с нами.

Позже ребята вернулись со  списками и телефонами на две роты ополчения. 9 и 10-я были названы казачьими – в среднем по 150 человек удалось из-под Шеремета к вечеру вывести. В кафешке на Архивном  спуске сформировали уже свои списки.

Потом подтянулся Володя Кузьменков, с телефонами своей роты десантников и афганцев.  Договорились о сотрудничестве без Шеремета.

С этого момента начали действовать:  отправили группы для наблюдениия за воинскими частями, объектами СБУ и за татарами на площадь. Установили пост возле меджлиса.

Позвонил в  университет культуры, выдернул двух знакомых студенток. Оправил их крутиться возле магазина «Весна» на бульвар Франко, где у кофейного аппарата постоянно пасутся СБУшники. Там же университет, то есть по логике, в  глаза студентки бросаться не будут. Девчонки там примелькались. Именно они позже сообщили, что по разговорам, опера, особенно крымские, полностью деморализованы.

С того момента начали прорабатывать себе информаторов  среди СБУ-шников — искали крымчан. Родивилов предложил зачем-то  установить контакт неформальный с кем-то из «руссоедов», активно предлагал Козенко, как, на его взгляд, «самого вменяемого».

Решили не рисковать.

Выяснилось, что Козенко вместе с Полонским давно числятся в информаторах некоего пятого отдела СБУ  – что-то связанное с защитой конституционного строя.  Перестраховались, и с Родивиловым не согласились.

Штаб временный развернули в  кафе «Ностальгия» на Архивном спуске. Девчонки-официантки заперли заведение, и пускали сюда только по условному стуку.

В общем,  тут были все, кто на тот момент категорически не хотел работать  с  русской общиной Цекова – и ни при каких обстоятельствах не стал бы  с ним взаимодействовать: казаки, Русское вече, Русский блок, русская община Мельникова, представители фронта Севастополь-Крым –Россия.

Тут же  в кафе развернули пресс-центр, на основе казачьего сайта «Новоросс». Если нужна была информация оперативно с площади Ленина, оккупированного меджлисом, отправляли кого-то из корреспондентов. В принципе на татарском митинге постоянно кто-то крутился.

Установили связь с регионами — с Феодосией, Ялтой и Бахчисараем. Что-то не получилось тогда с Джанкоем, по-моему у Коновалова с Каберник не было денег на бензин, или желания  помогать. Помню попросили съездить на Чонгар Геннадия  Сивака проверить информацию о перекрытии Московской трассы меджлисовцами. Постоянно шли какие-то вбросы о колонах бандеровцев.

Оружия не было. Выходили на нас  казаки с  Кубани и Терека, обещали помощь, но понятно, что с пустыми руками  — это не возможно. Обеспечение было на нас.  Это был основной вопрос, который проговаривался.

Начали планировать, где брать автоматы, дробовики — которые бы  для серьезных целей не подходили. Было понятно, что потешное войско Шеремета – это живые мишени: у татар уже все было, также по оперативной информации, им везли еще и из Киева. Мы выглядели не лучше Шереметовского ополчения.

Приехали представители от чеченцев – у них уже кое-что было.

Подтянулись  армяне – тоже не пустые. Все реально понимали, что такое вооружить татар при деморализованной милиции. В общем,  поддержка диаспор была обещана.

На всякий  случай закупили петард возле контрольно спасательной службы  в магазине на Зои Жильцовой, поставили задачу женщинам готовить пакеты  с бензином, как это делали  бандеровцы в  Киеве.

Кто-то вспомнил, что  у Володи Труфанова есть коллекция  винтовок охотничьих – созвонились.  Он обещал если что поделиться.

Отработали маршруты выхода из города – через старый город в горы, а потом если что, на Севастополь.  Определили точки сбора и адреса, где собираться, если отключат связь.

Звонили из  ялтинской  самообороны – сообщили, что на ЮБК уже занимают бандеровцы пансионаты.

На фоне татарского митинга и информационного давления, мобилизовали  всех  спикеров русского движения  давать комментарии на Новоросс.инфо. К  Слюсаренко, Белову, неожиданно присоединились регионалы молодые , в частности Осипенко Володя несколько раз забегал на штаб. Также подключился к информационному противодействию с подконтрольными им ресурсами.

Чтоб не отвлекали телефонными звонками, помню всех отправляли  на Новоросс – там размещалась вся оперативная информация, учитывая, что корреспонденты работали рядом.

Оружие решили брать в  седьмом военном городке на Калинина 5, однако кто-то информацию раньше времени слил. Либо регионалы, либо Кузьмин Андрей — он был основным противником захвата воинской части, и предлагал поехать переговорить  с командиром и договориться без силовых акций.

Но,  как оказалось,  ни одни мы  хотели там разжиться оружием.  На КПП крутились татары, якобы пришедшие помолиться  в  старинную мечеть на территории воинской части. Стало ясно, что с  митинга  они могут пойти  сюда на намаз. Позже, наши наблюдатели сообщили, что с охраной  оружие вывозят  в МВД. В главк или в  СБУ — не удалось точно определить. Но явно охранять его собиралась Альфа.

В это время  ополченцам начали приходить СМС-ки с  угрозами на телефон. Возможно, был слив, что не исключено, если учесть, что списки были у  Полонского. А, может, рассылка просто пошла  с базовой станции на центр города. Но, почему-то, все решили, что руссоеды в очередной раз нас сдали в СБУ.

К вечеру двумя казачьими ротами перебрались к  базе «Беркута». Тут же была первая стычка с Шереметом, которого никто на тот момент в главнокомандующие не выбирал. Почему-то он решил, что может давать нам команды:  звонил, угрожал, требовал уйти из-под базы. Был, естественно, послан.

Мы задержались и не зря – приехал Аваков собственной персоной.  С собой притянул Авруцкого – якобы начальника нового главка МВД.  От милиции их погнали наши казаки, после чего он отправился на совещание в милицейский главк. По итогам решили пост  у «Беркута» переоборудовать на пикет круглосуточный. Понимали, что именно на «беркутов» будет оказано основное давление.

Ребята попросили помочь им стройматериалами для оборудования  стрелковых гнезд. Настроены были противостоять штурму возможному. Не исключали, что это мог быть «Сокол» спецназ УБОПа, или Альфа – к тому моменту объявившая о сдаче оружия.

Беркутам привезли песка и щебня. И мешков.

Здесь же Вадим Иловченко предложил дать название общему движению не политическому – без партий и разного рода «единств». Именно его идея была вспомнить  «Крымский фронт». Попытался отговорить, мол,  Крымский фронт закончился печально, но Яковлевич был так увлечен, что оставалось только согласиться и не повторить ошибок прошлого.

Чуть позже решили вопрос и по оружию. Никто ничего никому не говорил. Но мы  уже знали. Что  у нас оно есть и по настрою видели, что появилась обученная команда бойцов, которая готова с нами взаимодействовать. После мы отогнали от КПП Авакова, а могли же и взять его тогда! До сих пор себе простить не можем.

Где-то часа в два ночи позвонил Кузьмин Андрей из Общественного совета – он уже успел, как выяснилось, встретится с Куницыным и Сенченко. Предложил попить кофе.

Увиделись на заправке на улице Толстого, напротив катка Константинова.

Кузьмин уговаривал меня  в ту ночь лично встретиться с Куницыным и Сенченко, и обговорить вопросы взаимодействия.

Сказал, что  Сенченко необходим противовес Аксенову. Цекову и его руссоедам  не доверяли, особенно Чубаров, который поспешил обнародовать все договоренности  с Русским единством по разделу совмина на странице в  фейсбук.

В общем, со слов Кузьмина, Куницын и Сенченко готовы были поделиться комитетами в Совмине, если мы уберем людей с улицы, и оставим «Беркут». За это  обещали  места после перевыборов   в Верховном Совете Крыма для «Русского блока».

Но это было со слов Кузьмина.

В общем,  на встречу к Сенченко никто, понятно, не поехал – но это уже была ночь на 24 февраля.