Расчищая пространство: только земля, ничего лишнего

Мелентий ЕГОРОВ

Население сельскохозяйственных районов оккупированной киевскими войсками Луганщины не на шутку встревожено планами Киева закрыть многие сельские школы. Об этом редакции портала «Луганск 1» сообщают источники из Беловодского, Новоайдарского, Станично-Луганского и Троицкого районов. И везде люди высказывают одну мысль: с закрытием школы село умрёт, люди уедут. «Не затем ли это делают, чтобы потом земли, освободившиеся продать закордонным панам?», – спросил наш корреспондент из Новоайдарского района. Мы постарались разобраться в ситуации.

Сомнительные планы

Летом на Украине появился новый министр образования и науки – Анна Новосад. Ну, помните, та самая, которая малограмотные письма на украинском языке отправляла.

Так вот, ещё в ноябре 2019 года она заявила о масштабных планах украинского минобраза по сокращению школ в сельской местности.

«На Украине есть очень много маленьких школ, особенно в сельской местности, которые, как правило, не предоставляют высокое качество образования, и если мы будем сохранять такую ситуацию, то мы и дальше будем ограничивать наших детей в их праве на качественное образование. Собственно, мы хотим помочь регионам через инструмент создания опорных школ – это школы, которые являются качественными, до которых есть подвоз, дать им возможность — это качество образования в сельской местности повысить», – заявила министр из гнезда Сороса.

Со стеклянными бездумными глазами она появлялась на телеэкранах, чтобы рассказать «глюпым» украинцам, что чем меньше школа, тем хуже она учит. Удивительная логика. Неужели она хочет сказать, что чем больше школа – тем лучше там учат?

Одним словам, в ноябре 2019 года Новосад объявила крестовый поход против сельских школ. Она клялась, что будут закрывать все школы, в которых обучается менее 40 человек. Такие школы будут закрывать, а детей и некоторых (но не всех!) педагогов переводить в соседние, более крупные. Именно эти более крупные сводные сельские школы и будут называться «опорными». При этом министерские чиновники в один голос клялись, что детей будут свозить в школы. Мол, для всех школ купят школьные автобусы. Купят – в будущем времени. Это значит, что ещё ничего нет.

До Новосад опорные школы уже создавались, их в стране победившего майдана насчитывается около 800. Все они возникли из-за «оптимизации» – целенаправленной политики киевских властей по сокращению расходов на образование и социальную сферу. Верно: все деньги нужно бросать на армию, СБУ и государственную машину. Вот и пустили школы во многих селах под сокращение.

Учителей – на улицу

В другой какой стране такие планы подняли бы на смех. Восстали бы и профсоюзы, и парламентарии, и общественность – и учительская, и родительская. Ведь такие планы грозят масштабными вмешательствами в уклад многих тысяч сёл по всей Украине.

Так, источник портала «Луганск 1» в министерстве социальной политики Украины сообщил, что в результате реализации планов министерства образования предполагается сокращение около 44 тысяч педагогических работников в сёлах.

«Предполагается сократить около 44 тысяч педработников в сельских школах. Это по всей Украине, во всех регионах. Цифра внушительная. Конечно, предполагается, что сокращение будет происходить несколькими этапами», – сказал наш собеседник.

Полученная нами информация совпадает с тем, что озвучивала сама Анна Новосад в украинских медиа.

«У нас действительно есть проблема, что количество учителей больше, чем нужно для того контингента учащихся, который есть сейчас. Бесспорно, это вещь очень непопулярная, но тем учителям, которые работают в школах в селе и учеников, которых будут возить в опорные школы, им нужно будет повышать квалификацию и переквалифицироваться», – сказала Новосад в эфире канала «1+1».

Когда идёт речь о городе, где специалистов много, то действительно – не проблема найти учителей по всем специальностям. Но в украинские сёла учителя не хотели ехать. Вот и выходит, что хоть большая, хоть маленькая школа – но работать в ней будет некому, пока учителям не предложат достойную зарплату. Но эту плоскость «министерка» Новосад видеть не хочет. Зато, как видим, стала планировать «непопулярные» вещи.

Конечно, в соцсетях многие простые украинцы тут же отозвались злыми и едкими комментариями.

«Много учителей? Посмотрите, кто работает в школе. Математики, физики, химики все почти пенсионного возраста или пенсионеры», – справедливо отметил один из пользователей.

«Лучше же сказать, что педагогов много, чем поднять зарплату. Все логично: «чтобы избежать проблемы, следует удалить ее источник» …Такими темпами мы скоро дойдем до того, что нам вообще не нужны будут ни педагоги, ни медики, и зачем лишние рты кормить?», – отметил другой.

А как не вспомнить в этом контексте о том, что Украина – это не Европа. И во многих регионах страны победившего майдана нет нормальных дорог между соседними сёлами. А это значит, что рассказы о курсирующих комфортных школьных автобусах – очередной миф украинских чиновников.

Нет села без храма и школы

Вполне ожидаемо заволновались жители сёл оккупированной киевскими головорезами Луганщины. Ещё бы! Ведь там и до войны были проблемы с комплектованием учительскими кадрами. Никто не хотел идти работать в школу за жалкие гроши.

А украинская агрессия всё ухудшила десятикратно. Люди стали массово покидать не только оккупированные украинскими «правительственными» войсками города, но даже и сёла. Уезжают, конечно же, молодые. А у стариков, понятно дело, дети не рождаются. Нет детей – некому идти в школу.

Вот и во многих небольших сёлах оккупированной Киевом Луганщины едва-едва набирают ребятишек, чтобы хоть класс-два открыть. И учатся в таких классах дети разного возраста.

И вот такие школы Новосад хочет закрыть. Жители этих сёл в отчаянии – ведь на местные власти надежды у них нет.

«Поговаривают, что у нас закроют школу. Никто этого не хочет – до соседней 8 км, а будет ли автобус – не знаем. Люди ходили в сельсовет, но там сказали, что они не отвечают за этот вопрос. Говорят, что всё решают в Киеве, даже не в Северодонецке», – рассказал нам житель одного из сёл Беловодского района.

«Нельзя допустить, чтобы закрыли школу. Нет храма и школы – не будет и села. Все уедут, никого не останется», – сказала нам бывшая учительница, жительница села в Новоайдарском районе.

Но их голоса украинские оккупационные власти не слышат и не хотят слышать. Им важнее сэкономить миллиарды гривен на содержании сельских школ.

«Мне кажется, что закрытие школ в сёлах входит в стратегические планы руководства в Киеве. Мы все знаем, что в селе без школы молодёжь не останется, она уедет. А старики рано или поздно умрут. Так не планируют ли в Киеве избавиться от маленьких сёл? Чтобы потом эту землю пустить в торги, продать иностранцам?», – рассказал нам житель оккупированного ВСУ Станично-Луганского района, бывший учитель.

Кстати, подобные довод озвучивают и некоторые политики, действующие на том берегу Донца. Как нам стало известно, защитником сельских школ Луганщины внезапно стал народный депутат Сергей Шахов, тот самый, который гречкой и сахаром покупал себе голоса. Рьяным апологетом сельских школ он стал, конечно же, только из популистских побуждений – заработать электоральные предпочтения среди избирателей.

Как бы там ни было, над сельскими школами оккупированной киевскими войсками Луганщины нависла страшная угроза. Да и не только над школами – над самими сёлами. Украинская пропаганда тулит в каждом углу про «совэцьку окупацию» да про «голодомор». Всякий раз всплывают всё более фантастичные цифры «жертв тоталитаризма».

Но вот про реальный геноцид сельского населения «незалэжной» Украины никто не говорит. Да скоро и некому будет говорить, учитывая, что очищенное пространство украинских черноземов займут совсем не украинцы.