Наркотики и неонацизм: кто и для чего готовит боевиков в Новоайдаре?

Андрей ГРЕЧ, Северодонецк, для «Луганска 1»

Если вы первому попавшемуся в Новоайдаре юному лицу, в котором отражается блестящее европейское будущее Украины, зададите два нелепых вопроса – «Где у вас продаются наркотики?», «Где тут готовят боевиков?», то вас не сочтут сумасшедшим и даже не сдадут в полицию. Вам вежливо назовут точный адрес и укажут дорогу.

Наркотический центр патриотической цивилизации расположен в поселке по улице Независимости, 9а. Именно здесь, в ночном клубе «Ультра», собираются белые люди украинского производства, чтобы накачивать свою волю к власти психотропами. Именно здесь камуфляжные сверхчеловеки под кайфом воспитывают коричневую чуму ХХI века, призванную господствовать над второсортной «ватой».

Оставим в стороне вопросы о том, как могло такое случиться на Украине и кто в этом виноват? Ответы не подскажут, что делать, потому что противостоять расползанию этой чумы некому. Ни в Новоайдаре, ни на Украине. В поселке это равносильно самоубийству, на Украине, несмотря на смену таблички с именем президента, разоблачение нацизма равносильно преступлению против государства. С его паутиной неонацистских организацией, финансируемых правительством из государственного бюджета.

Но это не значит, что не нужно выяснять, кто в Новоайдаре стоит за рассадником украинского нацизма и для чего из безусого поколения готовят боевиков? Тем более что здесь это совсем не военная тайна.

Идейным вдохновителем ночного воспитательного учреждения «Ультра» (постеснялись назвать правильно – «Ультрас») является сам поселковый голова Игорь Викторович Шопин, «избранный» в свое время от партии «Блок Петра Порошенко». Конечно, эта партия имени своего владельца – не откровенно нацистская, но ультраправые на Украине используют любую легальную политическую «крышу» (особенно на востоке Украины), чтобы установить свою власть на отдельно взятых территориях. Так убивают двух зайцев: напяливают Западу розовые очки, через которые никак не увидеть расползания фашизма, и устанавливать фашистские порядки, прикрываясь обычной националистической риторикой о национальном возрождении, свободе от «российского империализма», патриотическом воспитании и т.д.

Игорь Шопин стал в Новоайдаре идеальным связующим звеном между украинской партией войны, ставшей после «майдана» государственной властью, и нацистскими «добровольческими» батальонами. Это взаимовыгодный союз: «патриоты» с оружием – надежная опора режима, режим позволяет им беспрепятственно размножаться. Как саранче под Станицей Луганской. И если юные бандеровцы на Западной Украине нацистскими фанатиками становятся по убеждению, то на Луганщине самое эффективное средство вербовки – наркотики и психотропные вещества, позволяющие униженным аборигенам раскрепоститься и почувствовать себя силой.

Но власть на Украине существует не только для того, чтобы водить народ строем. Это инструмент обогащения. Если на войне в Донбассе зарабатывал весь президентский «свиноборонпром», если вся Луганщина стала корытом, у которого чавкают лучшие люди, начиная от сотрудников спецслужб и народных депутатов и заканчивая рядовыми погранцами на линии разграничения, то любое наделенное полномочиями рыло торопливо расталкивает собратьев, пытаясь урвать свою часть жрачки. И чтобы этому рылу не дали в рыло более сильные, оно должно иметь свою маленькую победоносную армию, к услугам которой оно может обратиться при случае.

В Новоайдаре рассказывают об одном недавнем случае. В 2018 году из госбюджета было выделено 3 миллиона гривен для частичного ремонта участка трассы «Новоайдар – Станица Луганская». Сумма для ремонта копеечная, но для личного пользования – немалая. Игорь Шопин вызвал директора Новоайдарского автодора Владимира Николаевича Воронкина и тактично предложил располовинить свалившуюся денежку. Воронкин послал предприимчивого голову куда-то коротким словом из трех букв. Не исключено, что на «Бук», которым, по утверждению проницательных западных «экспертов» сбили малайзийский «Боинг». Послал, возможно, не столько из-за моральных принципов, сколько из-за перспективы мотать срок – кража, образно говоря, обнажилась бы после первых дождей. И тогда к нему пришли «патриоты», среди которых он с удивлением увидел и местную свежую поросль.

Сломленный непобедимой силой, Воронкин расплакался и таки вымолил у гуманных нацистов пощаду. Его не убили и даже не покалечили. За небольшую плату, конечно. И одновременно помогли поселковому голове сменить подрядчика, решив вопрос в самом Киеве. За скромный процент. Украинским нацистам не чужды экономические методы ведения своего «хозяйства», все остались довольны.

А ночной клуб «Ультра» процветает.