Четвертая годовщина со дня убийства Олеся Бузины: нет сомнений в причастности властей к преступлению

Сегодня, 16 апреля, исполняется четыре года со дня убийства писателя Олеся Бузины. Его застрелили в Киеве, у подъезда собственного дома. Убийство можно смело называть политическим. Бузина выступал против войны в Донбассе, критиковал Порошенко и Яценюка. И очень давно полемизировал с националистами, подвергая сомнению их версию истории Украины. Об этом пишет киевская интернет-газета «Страна».

Накануне убийства — за два дня — личные данные Бузины появились на сайте «Миротворец». Их опубликовал некий пользователь «404». А после убийства писателя и журналиста на странице появилась отметка: «Агент «404» отличился. За успешное выполнение сегодняшнего боевого задания ему предоставлен краткосрочный отпуск».

Позже все данные на Бузину исчезли с сайта. Зато на нем появился текст о том, что за писателем нет преступлений, которые бы позволили внести его на «Миротворец».

То есть уже по этому эпизоду было видно, что дело не обошлось без вмешательства украинской власти — «Миротворец» никогда не скрывал, что сотрудничает с СБУ и МВД. В его создателях числятся нардеп «Народного фронта» Антон Геращенко и нынешний замминистра по делам оккупированных территорий Георгий Тука.

Сразу после убийства о трагедии высказался Владимир Путин. Его заявление сторонники украинской власти использовали как повод говорить о «русским следе». Однако следствие уже к лету вышло на радикальных украинских националистов.

По обвинению в убийстве Олеся Бузины судят двух членов националистической организации С14 – Дениса Полищука и Андрея Медведько.

Андрей Медведько был руководителем Печерской районной организации ВО «Свобода» в Киеве, а также активистом и одним из создателей С14. В конце 2014 года он непродолжительное время служил в зоне «АТО» в составе батальона МВД «Киев-2». Денис Полищук также участвовал в войне в Донбассе.

Как следует из обвинительного акта, в качестве мотива убийства прокуроры указывают идеологическую неприязнь Полищука и Медведько к Олесю. Дескать, они «пошли на дело» по своей инициативе.

Источники в следственной группе в такую трактовку не верят и полагают, что Медведько и Полищук вряд ли пошли на преступление по собственной инициативе.

То есть был кто-то, кто непосредственно поставил задачу обоим по убийству писателя. По одной из версий им как раз и был лидер С14 Евгений Карась (он свою причастность, естественно, отрицает, хотя, как писалось выше, и подтверждает, что его пытаются привязать к делу). И, если это был действительно Карась, то как раз он и принял заказ от неких лиц.

Что это были за лица? На этот вопрос должно ответить следствие. Но, с учетом того, что сам глава С14 заявлял, что тесно сотрудничает с СБУ, а в последнее время он постоянно засвечивался в различных акциях в интересах Порошенко, не удивительно, что следствие не сильно копает в сторону потенциальных заказчиков.

Еще один важный момент — накануне убийства Бузины за Медведько велось наружное наблюдение, которое установило их подготовку к некоему мероприятию с участием бывших сотрудников правоохранительных органов.

Однако отчеты наружки по Медведько неожиданно прекратились 8 апреля 2015 года – именно в тот день, когда будущие киллеры впервые появились для наблюдения около дома Бузины на улице Дегтяревской в Киеве.

«Есть два варианта, – говорил на этот счет источник в прокуратуре. – Или же кто-то дал команду прекратить наблюдение. Или же потом материалы были изъяты из дела. В обоих случаях это крайне подозрительная ситуация, которая может указывать на то, что кто-то из силовых структур был в курсе того, что готовилось преступление».

Источник также указывал, что в поле зрения «наружки» попал, по его сведениям, и действующий сотрудник СБУ. С ним также встречался Медведько накануне гибели Бузины, но записи об этом рандеву также странным образом не сохранились.

В любом случае крайне удивителен сам факт того, что за одним из подозреваемых в убийстве накануне преступления велась слежка, но об этом никто официально в процессе расследования убийства не заявлял.