На Каменских высотах

Александр НАДЕЖДИН, «Луганск-1»

Истина на войне складывается из малых солдатских правд. Боец третьей батареи отдельного зенитно-ракетного дивизиона прикрытия Петр Кравченко (позывной «Петрович») участвовал в боях лета 2014, когда каратели рвались к Луганску со всех сторон. О боях на Каменских высотах, освобождении Лутугино и выходе на трассу Луганск-Дебальцево Второго казачьего батальона – разговор в редакции «Луганска-1».

– Петр Петрович, какое задание было поставлено подразделению, в котором вы тогда служили?

– В начале июля украинские войска заняли город Лутугино и поселок Георгиевку, тем самым перекрыв трассу Луганск – Ровеньки. Второму казачьему батальону поставили задачу остановить наступление киевских палачей на подступах к селам Ребриково и Македоново. На Каменских высотах в составе 2-й Ясеновской роты и бронетанкового подразделения 2-го казачьего батальона решено было встретить и дать бой бандеровским фашистам.

– Как развивались события?

– Вооруженые силы Украины имели «простую» цель – стереть с лица земли эти два села, стоящих на дороге к Луганску. Они начали обстрел из минометов и реактивных установок «Град». Взрывами были разрушены и выведены из строя центральные трансформаторы и водокачки. Мы организовали срочную эвакуацию селян (стариков, женщин, детей) в тыл, в город Ровеньки. А мужчины в большинстве своем вступили в казачье подразделение и встали на защиту своей земли и Отечества. Немногие жители остались по домам — присмотреть за живностью и хозяйством, своим и соседским. Два месяца они провели без электричества и водоснабжения. Хлеб и необходимые продукты им подвозили из Ровеньков.

– Как вы готовились к встрече незваных «гостей»?

– Шахтеры-взрывники заминировали все проселочные дороги и подъезды к селам, были расставлены дозоры с управлением взрывчаткой. Ведь она была в основном шахтная (аммонит). Засыпали во все металлические предметы (радиаторы, трубы и т.п.), вставляли детонатор и от шахтной машинки приводили в действие взрывное устройство. Где не хватало взрывчатки, ставили таблички «мины», чтобы хоть таким образом на время задержать врага.

– Такие самоделки не очень-то надежны…

– Так ведь армейских мин не было. Они появились уже после освобождения Лутугино. Киевские фашисты применяли тактику выжженной земли. Не знаю, что за начинку они использовали в снарядах «Града», но после этих обстрелов горело все – леса, поля, сама земля.

Кстати, наша взрывчатка была соединена медной проволокой в пластиковой обмотке, поэтому саперам приходилось постоянно латать контактный провод. Это все делалось ими под разрывами снарядов, под пулями. Я сейчас анализирую и прокручиваю в голове фрагменты этого сражения и просто поражаюсь отваге наших казаков. Это, наверное, в крови каждого из нас — умение действовать по обстановке. Во-первых, противник имел огромное – в десятки раз! – численное превосходство в живой силе и технике. Во-вторых, каратели имели опыт тактического ведения боевых действий. В-третьих, солдаты и офицеры ВСУ имели современное оружие и технику. Вот какой силе пришлось противостоять.

– А что имели казаки?

– У нас было два трофейных танка (только один из них мог стрелять из пушки, во втором действовал только пулемет), три БМП (трофеи, которые достались от Изваринского котла), один БТР-80 (я был наводчиком-оператором) и около 50 стрелков с карабинами и трофейными автоматами. И вот эта горстка казаков смогла задержать и дать отпор такой машине мобилизованных армейцев, управляемой фашистами из «Правого сектора». Вот тогда мы все поняли, что сможем победить. В нас поверили, к нам пошли люди, поняв, что победа будет за нами.

В боях за Каменские высоты противник потерял 2 танка, 1 БМП и несколько десятков убитыми. В панике украинские войска отошли за село Волнухино. Наши казаки их преследовали, и на Волнухинских высотах создали новую линию оборону.

– Как готовилось наступление на Лутугино?

– Мы возвратились на базу в село Ребриково, там и готовились. И хотя подразделение находилось в полукольце, мы знали – это наша земля, и мы будем за нее драться до последнего. Базу для бронетехники организовали во дворе тракторной бригады. Там были мастерские для ремонта техники, электричество поступало от бензинового генератора. Одни ремонтировали, другие обучали необстрелянную молодежь всему, чему сами научились в боях.

Ведь среди нас не было ни одного военнослужащего, все – или шахтеры, или труженики села. Ни олигархов, ни руководящих работников (смеется – прим. автора). Авторитет зарабатывался в бою. К примеру, атаман Александр Конкин был обыкновенным пенсионером (в прошлом – шахтер, нормировщик), нынешний комбриг артиллерии Александ Федорович Бабичев в мирной жизни – пенсионер. Вспоминать навыки, полученные на срочной службе в Советской Армии, нас заставила киевская бандитская власть. Теперь пусть пеняют на себя, мы уже не остановимся и будем биться до последнего.

Так вот, казаки 2-го казачьего батальона освоили и разведку, и снайперскую стрельбу, и артиллерию, и минометы. Батарею составляли 4 пушки Д-30. «Отрабатывали» противника каждый день, постоянно меняя позицию. Разведка давала координаты, а наводчики делали свое дело. Урон противнику наносился колоссальный. Прикрывали артиллерию действия экипажа БТР-80 и минометного расчета, действовавшего на базе «Урала 43-20».

– К середине августа начались боевые действия в направлении Лутугино.

– Да, в это время мы при поддержке артиллерии и минометов заняли село Шелковая Протока. С этой точки и началось наступление на бандеровских оккупантов. Со стороны поселка Георгиевка штурмовали луганские ополченцы, а с Шелковой Протоки казаки 2-го казачьего батальона города Ровеньки. После мощной артиллерийской подготовки на штурм пошло бронетанковое подразделение 2-го казачьего батальона. После ожесточенных боев противник с большими потерями оставил Лутугино.

Тщательно зачистив город, батальон казаков начал преследование бегущих бандеровцев, освободил несколько населенных пунктов и вышел в поселок Белое, где на трассе Луганск-Дебальцево соединился с ополчением Луганска.

На реке Белая ВСУ переправлялись через понтонный мост. Переправа была узкая, в результате скопилось большое количество живой силы и техники. Нам поступила команда дать преступникам уйти без потерь. Мы наблюдали за ходом переправы через прицел, но нарушить приказ не могли. Бог этим тварям судья!

– Какие потери понес противник?

– Местные жители рассказывали, что вместе с отступающими двигалось четыре КаМАЗа с «грузом 200» и большое количество раненых. По всему пути отступления противником было брошено большое количество тяжелой техники, часть из которой находилась в рабочем состоянии и была принята на вооружение в армию ЛНР.

5 сентября мы вышли в район Бахмутской трассы. В это время было подписано Минское соглашение о перемирии. Увы, несмотря на договоренности, война не закончилась, полноценный мир не настал, казаки как погибали, так и погибают.

– Как было организовано взаимодействие с другими подразделениями ополченцев и что происходило на ближайших участках фронта?

– Я могу говорить только о том, что видел сам и о чем знаю не понаслышке. Сочинять не приучен. О том, что было на других участках, лучше расскажут ребята, которые там воевали. Соберите эту правду, сохраните ее. Из нее сложится вся правда об освобождении нашей земли от бандеровских захватчиков и карателей.