«Мы живем благодаря России»: о чем рассказал и о чем умолчал японский журналист в Донецке

Сергей ОЛЬХОВЦЕВ

Когда обманутые «европейской мечтой» своих правителей жители Украины неотвратимо нищают, это называют историческим выбором. Когда жители Донбасса искренне говорят о своем желании быть вместе с Россией, это – оболванивание кремлевской пропагандой. Примерно так рассуждает корреспондент японской газеты Mainichi Shimbun Хитоси Омаэ, услышав типичный, по его же словам, ответ жителей Донецка, в котором он недавно побывал.

СЕМЬДЕСЯТ ПРОЦЕНТОВ

В отличие от «типичных» пропагандистов коллективного Запада, которые своими домыслами и свободными интерпретациями событий в Донбассе полностью перечеркивают реальность, смелый японский корреспондент непосредственно столкнулся с ней, приехав в Донецк. И, по всей видимости, был несколько удивлен, что она не только существует, но и существенно отличается от навязчивых мифов его коллег.

Он оказался в неприятнейшей ситуации, когда беззастенчиво врать невозможно, но и рассказать правду тоже нельзя. И, не шибко ориентируясь на «местности», принялся выписывать совершенно забавные кренделя, чтобы свести концы с концами и при этом не сильно обеспокоить читателей не совсем привычной картиной происходящего.

Как же подает японский журналист факты, которые невозможно игнорировать.

Хитоси Омаэ должен дать общую вводную картину жизни в Донбассе. И он ее дает.

«Украинский Донецк, который сейчас находится под контролем пророссийских сил (ДНР), был городом с процветающей угольной промышленностью. Тем не менее когда разразился украинский кризис, местные жители начали уезжать за границу и в другие регионы Украины. Население города-миллионника сократилось примерно до 70%», – сообщает журналист.

Что вообразит себе японский читатель о длящейся пять лет войне на другом конце мира, если ему никогда не рассказывали, кто и по чьему приказу пришел с оружием в Донбасс, как пытались его жители голыми руками останавливать военную технику украинской армии, почему, несмотря на вооруженную угрозу нового режима в Киеве, референдумы о провозглашении республик поддержало подавляющее большинство граждан?

Теперь ему «втюхивают» такую картину. Пророссийские силы, скрывающиеся под загадочной аббревиатурой «ДНР», захватили украинский город-миллионник с процветающей угольной промышленностью, население бежит куда глаза глядят.

Ложь, полуправда, тенденциозность в публикации Mainichi Shimbun идут одной строкой.

Донецкая и Луганская народные республики – это не пророссийские организации на территории Украины, а непризнанные республики, провозглашенные общей волей граждан через демократическую процедуру – референдум.

К 2014 году ни Донецк, ни Донбасс в целом уже не имели «процветающей угольной промышленности». Угольная отрасль на Украине с маниакальной последовательностью уничтожалась и фактически стала всего лишь сырьевым придатком корпораций, зарабатывавших на экспорте металлургического сырья.

Японский журналист откровенно дезинформирует читателей.

Он говорит правду о том, что в 2014 году местные жители уезжали за границу и на территорию (у автора – «в другие регионы») Украины. Но базируется она на полуправде. Конфликт, в его интерпретации, просто «разразился». Сам собой, беспричинно? А ведь именно в марте Киев начал перебрасывать дополнительные подразделения регулярной армии для дислокации в Донбассе. Но зачем японцам подлинная история событий, если она прострелит дырку в утвержденных штампах пропаганды? С них достаточно полуправды – отсылки к явлению без объяснения его причин.

Так проще тенденциозно преподнести даже статистические данные. Сокращение населения города-миллионника до 70% в изложении Хитоси Омаэ выглядит как следствие того, что его контролируют «пророссийские силы (ДНР)». Никаких других объяснений бегству людей он не находит. Хотя кто-то из «процветающих» укатил потому, что побоялся оказаться отрезанным от своих капиталов, многие бежали в страхе перед непредсказуемостью войны, сеющей разрушения и смерть, какую-то часть увели за собой идейные убеждения или склонность к «украинским» порядкам с привычной службой-работой.

Надо отдать должное японцу – он не нашел за каждым донецким кустом толпу боевых бурятов. Но вот сам факт – в Донецке осталось 70% жителей – он о чем свидетельствует? О формальном сокращении численности населения на 30% или о том, что 70% жителей осталось верным своему городу и своей республике, несмотря на все ужасы военной агрессии «небратьев», блокаду, разруху, по-военному тяжелый быт?

Японский журналист предпочел ограничиться формальной констатацией, потому шаг влево или вправо или прыжок на месте стал бы гимном донетчанам! Представляете, если бы он так и написал: несмотря на все ужасы войны, в Донецке остались целых 70% населения. И эта формула в большей мере отвечала бы истинному положению дел, чем фраза «сократилось примерно до 70%»!

На самой «патриотической» части Украины обратная картина – большинство трудоспособных граждан ищут себе место в странах Евросоюза, предпочитая любить родину из более благополучного далека. Трудовая миграция граждан Украины становится катастрофической проблемой для экономики страны. А в воюющем Донецке почему-то все несколько иначе. При том, что война – у окраин города, а в нем – все те же «пророссийские силы (ДНР), люди больше не меняют свою трудную родину на счастье украинских переселенцев или европейских заробитчан.

НЕОБЪЯСНИМЫЕ ПАРАДОКСЫ

Для японца осталась недоступной логика донбасской действительности, поэтому необъяснимым парадоксом оказались и ответы донетчан.

Он добросовестно перечисляет свидетельства их бедственного существования: «западные страны ввели санкции», «Ниссан» и другие западные компании давно покинули регион», «в магазине, где можно недорого купить курицу, зачастую выстраивается такая длинная очередь, что люди стоят на улице», «в небольших лавках продается белорусская водка и молочные продукты»… Но когда спрашивает жителей, каково им во всем этом, почти неизменно слышит ответ: «Нам помогает Россия».

«Это типичный ответ для жителей Донецка среднего и пожилого возраста», – признается читателям растерянный Омаэ.

И объясняет эти странные для него вещи стандартной ложью. Правда, в его варианте она выглядит бесцеремонно идиотской.

«Перед тем, как весной 2014 года на востоке Украины начался хаос, администрация Путина предложила концепцию русского мира. Стратегия заключается в том, чтобы подчеркнуть историческую связь с этническими русскими, которые живут в странах бывшего СССР, и призвать к воссоединению с Россией.

Перед тем, как вторгнуться в восточную часть Украины, администрация Путина успешно распространила концепцию русского мира на юге Крыма. Некоторые эксперты полагают, что это способствовало аннексии полуострова посредством референдума», – пишет он.

Согласно «концепции» японца, непосредственно перед «вторжением» на Украину Кремль изобрел концепцию русского мира и, опробовав ее «на юге Крыма», глубоко травмировала ею сознание жителей востока Украины.

Если Омаэ имел хотя бы самые смутные представления об истории России, то, возможно, его глупость не была столь вызывающей.

Во-первых, идея Русского мира – духовного единения народов, основанного на «всемирной отзывчивости» (слова Ф.М. Достоевского) русского народа, была выработана его трагической историей, а не администрацией Путина, и сложилась давно. Она является альтернативой идее западной глобализации – насильственного смешения народов мировым капиталом для устранения границ при получении прибыли. К примеру, западные «фабрики мысли» особенно яростно третируют сегодня идею «братства народов», видя в ней «отрыжку» тоталитарной советской идеологии.

Во-вторых, для успешного распространения какой бы то ни было стратегии недостаточно ее предложить, нужна высокая готовность общества ее воспринять. Украинский национализм был вынужден на «майдане» рядиться в «европейские ценности», чтобы прикрыть свое мурло. И каков результат? «Хозяева денег» бесцеремонно глобализируют мир уже не одно десятилетие, но даже в Европе растет сопротивление дьявольской затее превратить народы в рыночный песок без роду и племени.

Японский журналист, явно преувеличивая способности «администрации Путина», выставляет жителей Донбасса несчастными жертвами пропаганды. Если бы это было так, то мрачная действительность должна была уже отрезвить их.

Почему же они до сих пор говорят: «Мы живем благодаря России»? В то время как на Украине пятилетие подписания договора об ассоциации с ЕС празднуют гробовым молчанием, а число сторонников евроинтеграции, согласно данным опросов, стремительно сокращается.

Что же не увидел в Донецке японский журналист и чего не рассказал своим читателям?

В своем выборе жители Донбасса не плелись за морковкой «концепции», они проявили полную готовность «вернуться домой» – в свою историю, в то духовное единство, которое в современном мире для них связано только с Россией. Этот выбор не совместим с местечковым национализмом, навязываемым нынешней Украиной, и превосходит сомнительную мечту о сытом существовании в Европе.

Вот почему они с таким мужеством принимают все испытания, выпавшие на их долю.

Забавный японец сформулировал свой взгляд так: «В городе много пророссийских солдат и полиции, поэтому большинство на вопросы отвечает туманно. Тем не менее студентка Александра говорила со мной откровенно: «На самом деле, в политическом смысле не хочется полагаться ни на одну из стран. Тем не менее надежду вселяет только Россия. Поэтому даже молодые поддерживают русский мир».

Волей-неволей взгляды устремляются в сторону России. По всей видимости, жители Донецка оказались именно в таком положении».