Только теневая экономика удерживает Украину от дефолта – экономист

То, что на Украине до сих пор не наступил дефолт, является заслугой теневой экономики, объёмы которой позволяют компенсировать потери реальной экономики.  Об этом ГолосUA сообщил финансовый аналитик Алексей Кущ. 

«Если бы в Украине не было теневой экономики, то страна не пережила бы ни экономический кризис 2008, ни кризис 2014–2015 годов, так как она выполняет роль предохранителя, который сбрасывает напряжение, возникающее в результате фискально–регулятивного давления», – сказал экономист.

По оценке Куща, реальный уровень теневой экономики на Украине значительно выше чем, тот который озвучивает Министерством экономического развития и торговли.

«Как писал перуанский экономист Эрнандо де Сото, что до тех пор, пока государство не создало необходимые условия для развития бизнеса, теневая экономика является предохранителем от кризисов», – отметил эксперт.

Кущ объяснил, что в «тень» уходят именно те субъекты экономики, которые не выдерживают официального фискального регулятивного давления со стороны государства.

«Поэтому, если бы теневой экономики не было, то эти экономические агенты были бы просто ликвидированы», – уверен аналитик.

Он объяснил, что при усилении фискального давления, часть экономических объектов уходит в теневой сектор и за счет этого сохраняют необходимую для ведения бизнеса норму рентабельности и конкурентоспособности.

«Но, если государство со своей стороны, бездействует, то фискальная нагрузка также начинает распространяться и на экономические субъекты официального сектора экономики», – уточнил эксперт.

Также он отметил, что есть и монопольная природа роста теневой экономики, которая связана с тем, что монополии за счет финансово–промышленных групп и за счет своего политического бизнеса создают для себя тепличные условия для развития.

«В таких условиях малый и средний бизнес, чтобы выдержать конкуренцию за неимением рычагов влияния, вынуждены уходить в теневой сектор, чтобы сохранить свою конкурентоспособность», – указал экономист.