Мародерство, убийства, контрабанда: за что сидят украинские военные

С началом войны в Донбассе в следственных изоляторах и колониях Украины появилось множество военных, попавших под суд по различным поводам – от реальных преступлений вроде мародерства, убийств, похищений людей и неуставщины, до откровенно «заказных», когда какие-либо офицеры или солдаты становились ненужными свидетелями преступлений, совершенных начальством. Об этом пишет киевская интернет-газета «Страна», сделавшая опрос среди «сидящих» украинских военных.

Лейтенант Валерий, боевик добробата: «Звания сидельцев в «военных» камерах – самые разные. От полковника до рядового. Но старших офицеров бывает мало, чаще – младшие офицеры, сержанты или солдаты. Генералов–арестантов вообще нет. По этому поводу часто шутят, мол, мало воровал, поэтому не стал генералом и попал в тюрьму. Очень много добровольцев, которых загребли за дела 2014 года, даже через три года после того, как они ушли на дембель из добробатов – в последние годы. Добровольцы сидят по разным делам. Одни по делу – много сидит бойцов, которые попались за беспредел в первые месяцы войны – мародерку, убийства, кражу «сепаров». Чаще всего объектами похищений становились просто «левые» жители Донбасса – если у них было что отжать. Таких богатых буратин тогда сразу называли «сепарами» и крали, пытали. Есть среди добровольцев  такие, которые под следствием уже по два-три года находятся.

Но много и таких, сидят по странным подозрениям военной прокуратуры. Например, есть такие, которые в 2014 году кого-то случайно застрелили при заходе в «сепарские» города. Разные случаи были. Например, один парень из батальона «Айдар» рассказывал мне, что сидит по подозрению в убийстве – на него на блок-посту на скорости выскочил на мотоцикле какой-то пьяный. Он застрелил, в коляске мотоцикла оказалось ружье. Тогда списали на то, что это было нападение на наших. А через пару лет  оказалось, что убитый был не «сепаром», а охотником местным.

Другой сидит за то, что на его растяжке сразу двое его сослуживцев подорвалось в 2016 году. Это была прифронтовая полоса и блок-пост они по кругу заминировали. Потом его сослуживцы напились и наткнулись по пьяному делу на растяжки. Еще один, командир роты, сидел по подозрению в пропаже боеприпасов своей части. Хотя б/к – боеприпасы, украл командир батальона. Еще с одним – майором, сидел в одной из камер. Его закрыли по подозрению в контрабанде через его КПП на линии разграничения. А на самом деле весь процесс контрабанды крышевал командир его бригады. В общем, военных арестантов сидящих по заказным обвинениям тоже много, кроме реальных преступников».

Вячеслав, майор: «Много военных сидит за воровство, пропажу оружия и неуставщину. Никто из офицеров особо не жалеет о своих преступлениях, которые совершили на службе. Например, те, кто заехал на СИЗО за воровство, откровенно говорят, мол, я как химичил, так и буду химичить – как воровал, так и буду воровать, если меня выпустят и оправдают. Просто потому, что я ничего другого не умею делать. Например, сидел со мной полковник –  зам по тылу одной из летных частей. Он «залетел» за воровство ГСМ – списал в части несколько тонн топлива и продал налево. Он как-то обмолвился, мол, на фронт я не хочу. Но если мне разрешат вернуться в армию – буду воровать еще больше. Ему никто слова в хате не сказал – все военные арестанты отлично знают, что генералы, воруют вообще миллионами».

Младший сержант Константин В.: «Много сидит бойцов, которые завалили своих сослуживцев за неуставщину. Это – дедовщина самая настоящая. Например, сидел с бойцами – морпехами из 36 бригады морской пехоты, которые завалили четырех сослуживцев под Широкино в 2017 году. Один из них, служивший фельдшером, сказал, что убили они своих сослуживцев после того, как один из старослужащих морпехов стырил из всех аптечек мощные обезболивающие – с наркотиками. Фельдшер возмутился и заявил, что это преступление, и он заявит начальству о воровстве. Еще эти парни засекли своих старших сослуживцев на мародерстве – те, дескать, шарились по соседним домам и все снимали, вплоть до металла. Причем в «теме» были все, вплоть до высшего начальства. Короче, старослужащие молодым сообщили, мол, теперь вам «п…..ц» настанет.

После этого начался ад. Все время посылали в наряды на караул. Когда молодые возвращались в блиндаж – их все время били. В общем, после очередного избиения не выдержали и застрелили всех четверых «старших». Кстати, заехали эти молодые бойцы из 36 морпеховской бригады, совсем тощие – их реально довели на службе почти до дистрофии. Когда они заехали в тюрьму их сильно избил персонал в специальной камере, передачи им не разрешали передавать».

Иван Ж. младший сержант: «Основное мнение большинства служивых арестантов – война на Донбассе начата политиканами за деньги и финансовые интересы. Патриотизмом и, тем более, национализмом в тюрьме мало кто страдает. Правда, редко, но попадаются и убежденные националисты. Например, как-то заехали на СИЗО пару ребят с «Азова», младший командир и его подчиненный. Они «потрусили» в 2016 году какого-то «сепара», требовали денег. Ну и переборщили – парень помер в процессе «беседы». Азовцы не жалели о его смерти, сокрушались лишь о том, что вышла «непонятка». Из «Азова» их, конечно, уволили задним числом, но не забыли. Командиры их семьям передают каждый месяц по 18 тысяч гривен, плюс каждую неделю передачки приходят со спортивным питанием. Правда, патриотизм у них своеобразный – они почему-то уверены, что Украиной управляют одни евреи. Мол, из-за евреев – олигархов, и война началась, и плохо живется в Украине».