Олег Хлюпин: почему молчат ягнята?

Алена ВОЛЬСКАЯ, «Луганск-1»

Украинские суды пачками выпускают неонацистов, обвиняемых в совершении преступлений. Украина игнорирует требование Комплекса мер по реализации Минских соглашений об освобождении и обмене всех заложников и незаконно удерживаемых лиц. Последовательность ее репрессивные и судебные органы проявляют только в одном — в выполнении политического заказа на уголовное преследование любого, кого можно назначить «террористом». Особенно, если ты россиянин.

Проведать отца

Гражданин России Олег Хлюпин ехал к слепому отцу, который живет на территории Луганской области, находящейся под контролем киевских властей. Не особо разбираясь в политических реалиях «братской» Украины, опрометчиво махнул в Станицу Луганскую через Луганск. Отца так не увидел, зато хорошо узнал, что такое батальон «Айдар» и СБУ.

До официального ареста — двенадцать суток насилия, пыток, угроз смерти. Без предъявления обвинений и с одним требованием — дать на камеру признательные показания в террористической деятельности. Ничего удивительного: эта «методика» применялась практически ко всем сторонникам или сочувствующим идеям освобождения Донбасса от власти националистов.

Признание под гримом

В Киев для официального оформления «террористом» Олега Хлюпина доставили в багажнике легковушки. 4 марта при оформлении протокола задержания ушлый следователь «убедил» россиянина отказаться от государственного адвоката. Подставной адвокат, работавший на следствие, убедил Олега подписать самооговор под устные гарантии последующего освобождения. Традиционно была организована видеозапись признательных показаний. Когда российскому консулу наконец-то разрешили посетить «террориста», он рассказал: чтобы спрятать следы побоев, перед съемкой его гримировали более 4 часов. Против гражданина России было возбуждено уголовное дело  по статье — незаконное покушение на участие в террористической организации «Луганская народная республика».

Адвокат

С момента получения официального уведомления украинской стороны о задержании Хлюпина, консульский отдел российского посольства взял ситуацию на особый контроль. В начала мая в качестве защитника россиянина был введен опытный украинский адвокат Валентин Рыбин. И если поначалу у сотрудников существовали подозрения, что Олег таки поддерживал ЛНР, то предоставленные адвокатом материалы дела, включая доказательную базу следствия, убедили в том, что «дело» сфабриковано. Вина Олега состояла лишь в незаконном пересечении границы.

Украина намеренно затягивала предоставление консульского доступа к задержанному. И только после того, как Хлюпин и его защитник отказались от ознакомления с обвинительным актом, СБУ соизволила допустить консула.

Появление в деле защитника подпортило операцию украинским спецслужбам. Следователи настоятельно «убеждали» Олега отказаться от защиты, прямо заявляя, что своими ногами из СИЗО он не выйдет, но в результате он отказался от самооговора. И если сначала он содержался в СИЗО СБУ, то позднее его перевели в центральный киевский изолятор пенитенциарной службы. Где и находится в настоящее время.

Кстати, в СИЗО Олега Хлюпина посещали сотрудники Международного Красного Креста и даже представители украинского омбудсмена. Впрочем, последние — чисто для галочки. На Украине все человеческие права «террористов» находятся в ведении спецслужб.

Райсуд

В октябре обвинительный акт против гражданина России был направлен в Беловодский районный суд. В настоящее время слушания проходят в режиме видеоконференции, что усложняет присутствие представителей посольства в суде.

Посольство наладило снабжение Олега Хлюпина предметами первой необходимости, одеждой, продуктами, установило связь с родственниками подсудимого.

Проблема в другом. О Савченко толкует весь мир, об Олеге Хлюпине дружно молчат.