Станично-Луганские страсти: повесть о том, как как поссорился Юрий Викторович с Юрием Алексеевичем

Вот вам за это, Иван Никифорович! — отвечал Иван Иванович, выставив ему кукиш.

Н. В. Гоголь «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»

«Скучно жить на этом свете, господа!», — восклицал меланхоличный Гоголь, рассказывая о ссоре двух миргородских помещиков. Только вот случись ему из Миргорода заглянуть в Станицу Луганскую, скуку как рукой бы сняло. В станице, накрытой железной крышкой киевской оккупации, кипят нешуточные страсти между председателем Станично-Луганской районной администрации Юрием Алексеевичем Золкиным и его заместителем Юрием Викторовичем Гриценко.

…вы обиделись за черт знает что такое: за то, что я вас назвал гусаком…»

Оговоримся сразу: как называют друг друга Юрий Алексеевич и Юрий Викторович – тайна, покрытая мраком. Но смеем предположить, что не «гусаками», а куда менее печатными словами. Это же не девятнадцатый век, а двадцать первый, прогресс не стоит на месте.

В чем, собственно, суть конфликта? Вот тут как раз прогресса нет. Если Иван Иванович с Иваном Никифоровичем возненавидели друг друга из-за ружья, то Юрий Алексеевич и Юрий Викторович тоже разошлись на почве вещных отношений, вернее денежных. Золкин, как старший по званию, все, что он «настриг» с района, тянет исключительно в свой собственный карман и не с кем делиться не желает. В том числе и со своим заместителем Гриценко. Короче говоря,  пока Золкин «сам захотел царствовать и всем владети», он не заметил как у его заместителя вырос на него преогромный зуб.

Тратить натыренное добро Золкину есть куда. Как уже писал «Луганск-1», у председателя Станично-Луганской РГА есть пассия, воплотившаяся в образе бывшей главврача петровской больницы Марины Мироновой. А бывшей потому, что во время ремонта больницы, Марина Александровна… ну немного… совсем чуть-чуть умыкнула денег из бюджета. То ли по зову сердца, то ли следуя наставлениям своего любовника. Поэтому пришлось ей написать заявление и поступить на службу в ВСУ, дабы исполнить святой долг всякого украинского проворовавшегося патриота.

«Ей-богу, Иван Иванович, с вами говорить нужно, гороху наевшись»

Короче говоря, Золкин гребет, а у Гриценко в соответствии с ростом благосостояния шефа растет внутреннее моральное негодование, потому как у него ничего не растет, кроме обиды на то, что с ним не делятся. Вот и сейчас Золкин стрижет со всех фермерских хозяйств района по 10 тысяч гривен.

Средства эти должны пойти на якобы организацию неких общественных мероприятий. Видимо, на очередной день украинского флага, украинской вышиванки или украинского гимна (ударение на первом слоге, хотя иной вариант нельзя исключать ни в коем случае). В общем, как всегда, на что-нибудь такое, отчего у человека, с которого содрали последние три шкуры, должен мгновенно повыситься до заоблачных высот уровень патриотизма.

В этом кормлении фермеров есть некоторый нюанс. Общественные мероприятия должны финансироваться из бюджета, а не из кармана фермеров. Поэтому ясно, как день, что эти средства идут вовсе не на кулеш и исполнение гимна, а лично Юрию Алексеевичу Золкину. С мира по нитке – голому рубаха.

Что делает Гриценко, кроме того, что копит обиду? Все очень просто. Собирает компромат, в том числе и документально подтвержденный. А потом готовый чемоданчик собирается предоставить в соответствующие органы для заведения уголовного дела. В перспективе же Золкина – вон, Гриценко – на царство. Хорошая схема, продуманная. Не одному же Золкину стричь фермеров и прочих верных порошенкоподданных.