Историческая правда: из Дневника Татьяны Анпилоговой

Татьяна Анпилогова — кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Отечества Луганского университета имени Тараса Шевченко. В самые страшные для Луганска дни находилась в центре города. Отрывки из Дневника опубликованы в книге «Создание Луганской Народной Республики и военные действия на Луганщине глазами участников и очевидцев. Сборник исторических источников» (Луганск: «Альма матер», 2015. — 400 с.)

17.08.14.

Я даже не могу сказать, когда началась та война. Наверное, потому, что официально ее никто не объявлял. Просто стали бомбить, сперва с самолета – здание облгосадминистрации (2 июня), потом пошли «Грады», минометы, гаубицы и все, что только может уничтожать. Стреляли повсюду, со всех сторон: со стороны пос.Металлист, с.Веселой горы и Стукаловой балки, с пос.Юбилейный, Новосветловки, Георгиевки, Красного яра, из аэропорта. Причем удивительно и странно, что армия своей собственной страны, состоящая из таких же граждан, уничтожает осмысленно и систематично другую часть своего же народа, его города, живые массивы. Это мне кажется огромным, многомиллионным кошмарным театром абсурда. И каждую ночь, засыпая, я думаю, что завтра утром этот сон закончится, и снова будет мир, как ни в чем не бывало…

Все хотелось запомнить таким, как есть, и не зря. Сейчас полгорода разрушено: цирк, музеи, ДК, заводы, «старый город», — все побито осколками, везде зияют дыры в стенах и вместо окон. Настроение снова сменилось на фаталистическое, ведь от снаряда нигде не спрятаться. Многие были убиты по пути в бомбоубежище, а к другим снаряд влетел в комнату — и им ничего.

После часу дня город напоминает Чернобыль. Нигде ни одного человека. Редкого велосипедиста встретишь на улице или машину ополченцев с зениткой сзади. Но людей стало больше. В газете «XXI век» писали, что в городе сейчас всего 250 тыс. жителей, т.е. половина. Так и не скажешь, ведь многие безвылазно сидят в подвалах и днями-неделями не выходят на улицу. А с утра людей по рынку ходит много, причем все стараются держать себя в форме: женщины хорошо и чисто одеты, мужчины выбриты, подстрижены. Будто и нет войны…

У меня есть газ, поэтому легче, но самое сложное — дефицит воды. И не смотря на весь этот хаос, люди стали добрее!!! Это просто какой-то парадокс. Люди делятся последним, уступают места в транспорте, улыбаются друг другу, как блаженные, стараясь помочь, подсобить, проявить уважение или просто подбодрить…

На рынке процветает спекуляция. Особенно она коснулась востребованных товаров – воды, хлеба, свечей, батареек. Захудалая пачка сигарет, стоившая до войны 7-9 грн., у спекулянтов стоит 25 грн. И то – пойди найди еще. Точно говорят в народе: «Кому война, а кому – мать родна».

18.08.14.

Сегодня утром умерла моя тетя, Ирина Алексеевна Татоли. Это было ожидаемо, болезнь прогрессировала очень быстро. На обратном пути домой с кладбища попали под жуткий обстрел, предположительно «Грады» били по всему центру. Разбили центральный рынок, дом, где раньше был магазин «Ракета» (возле ОГА), детскую областную больницу. Били в течение почти двух часов, все вокруг нашего квартала Алексеева.

19.08. 14.

Снова обстреляли из минометов квартал Алексеева. Пока ехали с Острой Могилы до Таксопарка не увидели ни единого целого окна в домах по ул. Оборонной. Да и центр сильно «покоцало». Да, это даже не Чернобыль. Это хуже. Во дворе стук молотков стоит вторые сутки — люди оббивают разбитые стекла и рамы. Четыре трупа, говорят, лежали до утра во дворе еще со вчерашнего дня.

Днем квартал опять обстреливали… Убило хлопчика, на вид лет 20-22. Когда к нему подбежали после обстрела, он был еще жив, но находился в предсмертном состоянии. Труп так и остался лежать во дворе. Их вообще теперь никто не считает и не увозит, лежат сутками на улице. Хоронить некому и никак не похоронишь во время обстрела, да и негде — кладбища заминированы и обстреливаются.

21.08.14.

Вчера вечером, в районе 6 часов, квартал  попал под жуткий гаубичный обстрел. Сложно было уцелеть. Мы вышли гулять с собакой и тут же услышали первый взрыв слева. Побежали в подвал дома №15. Родители бежали туда уже под брызги и звон разбивающихся в подъезде стекол. Внизу, сидя в подвале, мы думали, что наверху ничего не уцелело — такой силы были взрывы, 8-10 штук. Когда выбрались на поверхность, увидели воронку в центре двора, несколько в парке рядом с «Мегастарплазой» и возле рынка, еще одна — возле стоянки МЖК и моего дома (№4). Задело второй корпус университета и церковь «Умиление» в детской облбольнице…

Вечером сообщили по радио, что гуманитарный груз из России все-таки пересек границу. Ждем его уже 9 дней.

22.08.14.

Наш город в страшном состоянии: в центре везде воронки, упавшие деревья, битое стекло, висят электропровода, свистят повсюду поврежденные газовые трубы, которые жители зачастую сами и чинят с помощью скотча и пластилина.

29.08.14.

Сегодня была на работе… Сперва на совещании, потом дежурили в деканате и на кафедре…

С гуманитарной помощью, которую выдают в СШ №20, пока все туманно. Три очереди — это по записи — а когда они подойдут, не понятно.

Многое, что дают по гуманитарке, например, подсолнечное масло и тушенку, продают на рынке. Спекуляция процветает, несмотря на угрозы ополченцев…

31.08.14.

Завтра 1 сентября. Даже не верится. Эти три месяца войны, с одной стороны, тянулись так долго, как ни одно лето в моей жизни, с другой, пролетели слишком быстро, чтобы можно было перевести дух и настроиться на осень. День прошел. Быстро темнеет… Во дворе народ еще не разошелся, общается. Плачет одномесячный ребенок в соседнем доме, скорее, даже похныкивает. И его плач кажется таким жизнеутверждающим, как ничто другое: он родился и выжил во время войны, вопреки обстрелам его дома, недостаче питания и воды

Ездила утром в Вергунку. Там тоже постреливали, недалеко рвались мины. В городе — тоже. И полдня стреляли гаубицы. Вот и сейчас раздался залп — упало где-то неподалеку. А до этого было 2 часа совсем тихо, как до войны. Обещают дать свет к концу недели и, возможно, тогда будет и вода. Хотелось бы полного спокойствия до Дня города, как обещают власти.

1.09.14.

И все оно наступило, 1 сентября. Студентов в универе, правда, не было. По крайней мере у нас на факультете. Позанимались бумажной работой и разошлись. Разошлись выживать… Научились экономить воду и ценить каждую каплю, потому что дорога за живительной влагой далека, нелегка и опасна.

5.09.14.

Ополченцы продолжают стремительно наступать по всем направлениям… Хочется, чтобы ко Дню города Луганск жил полноценной жизнью. Сегодня подали воду еще в ряде кварталов. У нас, пока не будет света, она точно не появится.

15.09.14.

Вчера был День города! Настоящий, солнечный, яркий, радостный! Люди наконец-то выбрались из подвалов и собрались все вместе на площади. Настоящие горожане, единомышленники, жители нашего города-героя.