Чемодан без ручки: Киеву не нужны ни шахты, ни шахтеры

Александр ОРЛОВ

Ни для кого не секрет, что все годы независимости Украины для угольной отрасли были страшными годами без всякого преувеличения. Но то, что Киев творит сейчас невозможно понять, потому что это за гранью всякого здравого смысла. Бывало всякое, но такого еще не было никогда.

Такое впечатление, что отрасль для Киева уже давно превратилась в чемодан без ручки. Одни говорят, что уголь, мол, обходится слишком дорого как будто американский или южноафриканский – просто верх дешевизны. Другие сетуют на сложные горно-геологические условия. «Легкие условия», следует понимать, это когда уголь выходит чуть ли не на поверхность и есть условия для добычи дешевым карьерным способом, что на Украине совсем не редкость. Печально известные «копанки» – это не стволы в километр или два глубиной, а добыча фактически у самой поверхности. Третьи долгие годы рисовали «программы спасения» одна утопичней другой и считали, что занимаются великим государственным делом, в то время как шахтеры не раз оказывались на грани голода.

Сказать, что отрасль пережила настоящую катастрофу – это еще ничего не сказать. Даже по данным десятилетней давности численность рабочей силы в угольной промышленности Украины упала на 74% (!) в сравнении с 1991 годом, количество шахт сократилось с 276 до 144, добыча упала со 193 миллионов тонн в год до 90 миллионов, бюджетное финансирование из года в год обеспечивало максимум 60-65% от необходимого.

После 2014 года ситуация стала еще хуже, тогда как министерство угольной промышленности Украины продолжало рисовать воздушные замки, занимаясь то ли обманом, то ли самообманом. В марте 2017 киевские мечтатели обещали нарастить добычу на государственных шахтах с 5,8 миллионов тонн до 8,7 миллионов за счет модернизации и оснащения новых лав. Разумеется, что за этим болтологическим заявлением не последовало ничего, кроме роста долгов по зарплате и хронического недофинансирование закупок нового оборудования.

На днях шахтерам оккупированного ВСУ Лисичанска министерство пообещало погасить долги по зарплате и выделило на это 19 миллионов гривен. Ой, как хорошо, скажет кто-то. Да ничего хорошего. Это всего-навсего пятая часть от накопленного перед горняками долга государства. Куда испарились остальные четыре пятых и увидят ли их рабочие – это еще большой вопрос.

Американский уголь марки «Г», который в достаточном количестве имеется на контролируемой Киевом территории Донбасса, обошелся украинскому бюджету минимум в 120 долларов за тонну, тогда как свой собственный точно такой же уголь стоит 39 долларов, то есть в три раза дешевле. Воистину, желание Порошенко лизнуть Трампа в место, о котором не принято упоминать в приличном обществе, обошлось украинским шахтерам слишком дорого.

Но это еще далеко не все. В прошлом году США резко повысили цену на металлургический уголь для Украины – до 206 долларов. И что, Киев отказался от «золотого» американского топлива? Ничуть. Он наоборот нарастил закупки. Только в первом полугодии 2017 года Украина нарастила импорт угля на 85%. «Вместо политики импортозамещения и поддержки национальных производителей власть наращивает импорт энергетического угля, при этом сокращая объемы его добычи на собственной территории», – сетовал украинский экономист Александр Колтунович.

И что же министерство угольной промышленности Украины? В ответ на наступление сверхдорого угля из-за океана оно придумало свой очень-очень хитрый план. В чем он состоит? Да все просто – закрыть шахты. Сейчас в составе ГП «Первомайскуголь» и «Лисичанскуголь» находятся по четыре угледобывающих предприятия. Киев планирует оставить в каждом ГП по одному, а остальные уничтожить. В ГП «Львовуголь» намерены закрыть четыре шахты из семи.

Все бы ничего, закрытие предприятия – это не такая уж беда, если у людей, там работавших, есть альтернатива. Но где она? Ее нет, и все прекрасно понимают, что ее и не будет. Работающим даже вполсилы промышленным предприятиям оккупированной Киевом Луганщины, как известно, не хватает электроэнергии, а на проблему Киев просто «забил». Киевским политикам откровенно наплевать на подконтрольную ему часть Донбасса. Собственно им плевать на все и на всех, кроме себя любимых.