Сергей Прасолов: мы создавали ситуацию активного понимания

Алёна ВОЛЬСКАЯ

Школа современной журналистики, работа которой стартовала в Луганске в минувшую пятницу, показала перспективы развития медиа в Луганской Народной Республике. Какие вопросы обсуждались, какие проблемы затрагивались, в чем смысл подобных «сборов» для молодых журналистов? Об этом мы беседуем с автором портала «Луганск 1», педагогом, публицистом, писателем Сергеем Прасоловым.

– Сергей Николаевич, в Республике стартовала работа школы для молодых журналистов «Журналистика нового времени». В чем ее целесообразность и необходимость?

– Во-первых, выдам «секрет» журналистики как профессии, имеющей творческое начало. Чем больше ее осваиваешь, тем больше хочется знать, и тем отчетливее сознаешь, как мало ты  все же понимаешь. Ее «механика» лишь кажется простой – подумаешь, сообщение написать, сейчас даже роботы пишут! На самом деле журналист имеет дело с вечным и одновременно переменчивым течением жизни, и если он, пустившись в путь, не будет в своей лодке грести веслами, то его вынесет черт знает куда. Если не перевернет. Журналистом нельзя стать, приобретя какие-то навыки и усвоив общие представления, можно только учиться своему делу у жизни. Постоянно быть у нее в учениках.

Во-вторых, если без «поэзии», то мы прошли этап становления собственного информационного пространства. Организационно. Теперь необходимо уравнять свою позицию с теми, кто формирует информационный мир, чтобы отвечать на самые серьезные вызовы и испытания времени. А для этого необходимо не просто что-то показывать и о чем-либо писать, нужно давать людям понимание крайне противоречивых и трагически сложных процессов. Понимание – это единственное наше оружие против стихии, хаоса, зачастую управляемого, против лицемерия и лжи, упакованной в фирменные фантики правдоподобия.

В-третьих, наша молодежь проходит жизненную школу, в которой один год – за три в мирное время. И требования к ней – как к «военным» корреспондентам. В этих требованиях все – качество, оперативность, достоверность – играют особую роль. Слишком много от журналиста зависит, слишком много человеческих судеб поставлено на кон! И в Донбассе, и на Украине, и в России, и в мире. Ведь Донбасс – средоточие огромных сил, прямо или опосредованно задействованных здесь. И если нынешнее руководство республики всерьез воспринимает медиа, то работа этой, я бы сказал, «оперативной» школы журналистики будет продолжена.

И, в-четвертых. Создав собственное информационное пространство, мы должны сделать все возможное, чтобы оно работало как современная медиасистема. Иначе в условиях информационной войны мы обречены. Ведь на стороне тех, кто создает удобную для себя версию событий, колоссальные ресурсы. Мы можем им противопоставить только сплоченность, организованность, внутреннюю стойкость, уменье.

– Вы провели несколько занятий в школе…

– Всего лишь две лекции.

– О чем?

– Первая – о том, что такое новость. Есть два диаметрально противоположных теоретических подхода, самым непосредственным образом влияющим на практику. На Западе считается, что журналистика обеспечивает гражданам право на получение достоверной информации, а самым достоверным является факт. Такой подход имеет определенные философские основания: внешняя реальность рассматривается как совокупность отдельных проявлений – фактов. Все, что выходит за их пределы фактического, – не более чем интерпретация с разной степенью правдоподобия. Свои интерпретации они считают достоверными, чужие – пропагандистскими.

Я предложил своим молодым коллегам другой подход. Всякое событие уже в силу того, что оно происходит (в отличие от тех, что остались в вероятности, возможности), является проявлением и даже средоточием тенденций, скрытых в целом – в огромном нашем мире с его явными, скрытыми, прямыми и опосредованными связями. В событии происходит переход одного состояния жизни в другое, и на журналистике лежит ответственность – с максимальной полнотой передать момент перехода, движения жизни. Первый шаг к пониманию того, что произошло с нашим миром в данной точке и в данное время, – новость. Информация, которая не отражает движения реальной действительности, процесса самораскрытия объективной реальности, новостью не является, даже если приходит в «прикиде» сенсации.

И мы с молодыми журналистами практически разбирали, что является новостью, а что нет, анализируя заголовки сообщений от различных информационных ресурсов.

– А вторая лекция?

– О механизмах и приемах манипуляции сознанием через СМИ. Топорную украинскую пропаганду видно, как говорится, невооруженным взглядом, потому что примитивна сама задача – массированная идеологическая обработка в геббельсовском духе: чем чудовищнее ложь, тем легче толпа в нее верит. И это – проблема для нас. На фоне украинской пропаганды более изощренная, можно сказать, изящная пропаганда в западных изданиях «не читается», проглатывается.

На конкретных примерах мы анализировали способы подачи целенаправленной информации, в которой подмена понятий, ложные оппозиции и ассоциации, недоказанные основания в качестве аксиом, наукообразные формулы, аналитические выкладки используются как формулы прикрытия для достижения цели.

Острота зрения, позволяющая за деревьями видеть лес, за словом – смыслы – неотъемлемая часть работы журналиста. Особенно в нынешнем мире, где волки выходят на охоту исключительно в овечьих шкурах.

– И как реагировали слушатели?

– У нас был постоянный диалог. Знания нельзя вложить в головы, они приобретаются, когда «слушатель» – равноправный и заинтересованный участник обсуждения. Мы вместе создавали ситуацию активного понимания, без которой знания бесполезны.

– А ваши впечатления?

– Резко помолодел! Считаю для себя честью работать с такими ребятами, которым интересно жить, творить и понимать жизнь во всем бесконечном многообразии ее проявлений, неутомимо искать то новое в ней, что составляет суть ежедневных новостей. Очень надеюсь продолжить работу с коллегами, практически отработать необходимые для них вещи.

Повторюсь, нам необходимо создать журналистику, в которой мы будем на равных конкурировать со всеми.

– Получится?

– Это вопрос не ко мне. Для организаторов хочу лишь напомнить поговорку: взялся за гуж – не говори, что не дюж. А я могу вложить в общее дело только то, что имею.