Украинский военно-промышленный комплекс: кина не будет

Александр ОРЛОВ

Директор российского Центра анализа, стратегии и технологий Руслан Пухов считает, что на мировом рынке вооружений «нет места для украинского ВПК».

БАЯН НА ПОХОРОНАХ

«Классический пример – Чехия и Польша, которые вошли в ЕС, где осталось всего два-три предприятия ВПК. В западном мире кузницей ВПК являются США, Франция, Великобритания и Германия, там нет места Украине», – говорит он.

Возможно, это и так, но дело в том, что на сегодня украинский военно-промышленный комплекс – это не одно-два предприятия, а серьезный научно-производственный комплекс, на котором зарабатывают верховный «шоколадник» и его свита и который нельзя недооценивать.

Основным источником экспорта для украинского оборонпрома являются не новые разработки, а модернизированная советская техника. Даже спроектированный совместно с поляками под НАТОвский стандарт танк PT-17 представляет собой не более чем реинкарнацию старого Т-72. В то же время стоит отметить, что это довольно перспективный путь, позволяющий расширить экспорт оружия. Кроме того, глубокая переделка в любом случае обходится дешевле производства «с нуля», что также можно зачислить в разряд конкурентных преимуществ Украины. Во всяком случае, пока.

Среди перспективных разработок нельзя не отметить БРТ-4МВ1 и многоцелевой огневой комплекс «Верба» Харьковского бюро машиностроения им. А.А. Морозова, БМП-1УМД Житомирского бронетанкового завода, боевую машину поддержки танков «Страж» на базе танка Т-64 Киевского бронетанкового завода, реактивная система залпового огня ZNR-01 «Маргаритка» предприятия «Артем» и другие.

Украинские производители вооружений часто выезжают на том, что предлагали свою продукцию дешевле, чем конкуренты, поэтому пользовались и пользуются определенным успехом у стран «третьего мира». Действительно, почему бы за сравнительно небольшие деньги получить пусть не последнее слово техники, но все же зарекомендовавшее себя оружие? Правда, в таком подходе к конкуренции есть громадный изъян, который в среднесрочной перспективе может похоронить амбиции украинского ВПК.  Статистика продаж на внешних рынках подтверждает сокращение экспорта. Их пик пришелся на 2012 год, когда Украина выручила, по разным оценкам, от 1,4 млрд. до 1,8 млрд. долларов. В 2016 году общая сумма выручки составила 528 млн. долларов, а в 2017-м – не превысила 500 млн. И это с учетом предварительных оплат.

Почему все программы выпуска вооружений сворачиваются?

Во-первых, как было сказано выше, износ промышленного оборудования на украинских оборонных предприятиях близок к критическому. Рано или поздно оно выработает свой ресурс и потребуется масштабная замена. Что вынудит отказаться от политики низких цен при экспорте вооружений. Рост цен на продукцию закономерно приведет к сужению экспортных возможностей и выдавливанию с рынка многочисленными конкурентами.

Во-вторых, растет технологическая сложность вооружений, и Украина, порвавшая связи с российским ВПК, оказалась не в состоянии угнаться за требованиями времени. Положение, вдобавок, усложняется кадровым голодом, который рано или поздно будет некем удовлетворить.

В-третьих, «западные партнеры» совсем не в восторге от того, что украинская «оборонка» вертится у них под ногами и умыкает часть прибыли. Руслан Пухов, конечно, сильно заглядывает вперед, но в главном он прав. Основные экспортеры оружия сами в состоянии удовлетворить любой спрос и встревающие туда, куда не просят, «младшие партнеры» им не нужны.

Особенно остро стоит вопрос по перспективным современным разработкам. США настаивают, чтобы украинский ВПК работал исключительно на обеспечение техникой и вооружением своей армии, тогда как в интересах производителей – дорогостоящие разработки, посредством которых можно и бюджет доить, и выходить на внешние рынки. Принципиально разные позиции хозяев и слуг уже переходят в конфликтную ситуацию.

Вот и получается замкнутый круг. Для «раскрутки» экспорта нужно вкладываться в производство, но для этого нужно отказаться от главного преимущества – низких цен. Если сохранять далее политику низких цен, то следует признать, что рано или поздно от былых мощностей украинского ВПК останется руина, и Киеву, плюнув на амбиции, придется резать на металлолом трупы былых промышленных гигантов.  Что-что, а это на Украине научились делать мастерски. Опыт, как говорится, не пропьешь.

АМБИЦИЙ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, в период 2009-2014 годов Украина занимала 9-е место по объему экспорта вооружений. Согласно данным того же института, обнародованным в марте текущего года, она переместилась на 11-е место, сократив поставки на 26%. Несмотря на явный откат, киевское руководство не оставляет надежд на то, что украинский ВПК сможет в ближайшее время нарастить экспортный потенциал.

«Сегодня задача госконцерна  («Укроборонпром» – А.О.) – создать современное качественное оружие и военную технику, которые не уступают российским аналогам», – утверждал Турчинов на заседании СНБО. В Киеве привыкли заявлять об амбициях, «забывая» упоминать об оврагах. Но именно ими путь на рынок вооружений для Украины вымощен. Так, советник гендиректора концерна Сергей Тетерук заметил, что он прекрасно помнит «те оплеухи, которые Украина получала от США за торговлю оружием».

Порошенко поставил перед украинским ВПК амбициозную задачу выйти в первую пятерку мировых  экспортеров вооружений.  Вместе с тем он же отметил, что изношенность оборудования на отдельных украинских оборонных предприятиях доходит до 80%, что с наполеоновскими амбициями на рынке вооружений никак не вяжется. Это, впрочем, не мешает президенту Ассоциации производителей вооружения и военной техники Украины Вадиму Кодачигову оценивать экспортный потенциал украинского ВПК в 2,5 миллиарда долларов в год, тогда как реально он зарабатывает 500 миллионов.

Насчет качества части украинского оружия есть некоторые сомнения. За последние годы ряд частных предприятий, в том числе и «Богдан» Порошенко», выдали на-гора целый ряд новых бронеавтомобилей. Однако это тот случай, когда количество не равно качеству.

«Ни один из обсуждаемых украинских броневиков не проходил полноценных испытаний. Их создали компании, ранее не имевшие опыта производств боевых машин, в очень сжатые сроки. У большинства из них проблемы с эргономикой, плохая обзорность и низкая надежность», – рассказал в комментарии «Апострофу» автоэксперт Максим Моргунский.

Это довольно интересное замечание на фоне того, что в последние годы частные предприятия пытаются подвинуть «Укроборонпром». По действующим украинским законам, государственный концерн является обязательным посредником во время сделок с покупателями вооружений, получая за это 20-25% от сделки. Частникам это не может нравиться по определению. Но, как отмечалось выше, качество продукции частных производителей вооружений не всегда находится на высоте. Поэтому, вероятней всего, бизнесу мало просто убрать «Укроборонпром», он хотел бы еще и завладеть его производством.

Порошенко с «подарками» не спешит, ибо «такая корова нужна самому». Пользуясь своим положением, он через «Укроборонпром» выдаивает деньги из государственного бюджета, продавая армии поделки своих предприятий. Широко известен скандал с заводом Порошенко, который продавал военным бронеавтомобили «Тритон» с 200-процентной накруткой. Так что частному бизнесу, если он не связан с украинским президентом, на рынке экспорта вооружений пока мало что светит.