Бессмертный полк ЛНР: стахановский «чернобылец» Виктор Романишин

Александр НАДЕЖДИН, «Луганск-1»

Никто и не сомневался, что в разведку пойдет «Каратист». Он уже проворачивал такие штучки: легко напускал на себя «сельский» вид и умел так гримасничать, что страдальцу посочувствовал бы и черт. А уж укропы… Вот он и вызвался.

Народный артист

В один из летних, жарких от обстрелов дней подразделение луганских ополченцев получило сообщение — от села Желтое Славяносербского района к Сабовке выдвинулись большие силы противника. Необходима срочная разведка: какой состав, какие силы группировки.

Витя Романишин, он же «Каратист», тут же нашел женщину, жительницу этих мест, и уговорил ее «пройтись» вдоль дороги. Прошли километр, еще один. С окраины Сабовки им навстречу рванули три бронетранспортера. Когда приблизилась вплотную, Виктор начал свою игру: замедлил шаг, мелко, прерывисто задышал и начал медленно заваливаться на женщину. Внезапный сердечный приступ «ватника» остановил БТРы. Из люков — укропы, укропы, укропы.

Посыпалось: «Кто такие?», «Откуда?», «Что случилось?».

Женщина подыграла: простите дуру грешную, вот идем в родное село, да у соседа сердечко прихватило! Солдаты порасспросили за жизнь, поговорили меж собой. А тут и сердце у мужика отпустило. Главное-то он уже понял: задача мобильной группы – разведка, основные силы в селе.

Потихоньку добрались и в село. Местные все расписали: сколько танков стоит на окраине, сколько живой силы и техники находится в самой Сабовке, где пристроились…

Докладывая о результатах разведки, «Каратист» жалел об одном: «БТРы как на блюдечке, люки раскрыты! Мне бы пару-тройку гранат! Вот был бы фейерверк…».

Витю прервал командир позывным «Атаман»: «Данные, что вы добыли, намного важнее фейерверка».

Они и в самом деле позволили встретить незваных гостей отменным обедом.

«Атаман»

«Атаман», когда ему напомнили об этом эпизоде, улыбнулся только глазами. И продолжил, не скрывая горечи: «Сейчас много патриотов на словах, с красивыми жестами, фразами…  «Каратист» любовь к Родине проявлял всегда действием. Он для этого не жалел ни себя, ни свое имущество. На собственном автомобиле возил ополченцев со Стаханова в Луганск, первым вызывался идти на самые рискованные задания. Отчаянной смелости был казак, как говорится, Человек с большой буквы».

Вспомнил «Атаман» и еще эпизод. Из той поры, когда Донбасс только ожил, но еще надеялся, что новая «революционная» власть в Киеве не способна совершить преступления против человечности.

«Еще когда все только начиналось, Виктор Романишин в родном Стаханове на здании СБУ вместо «желто-блакитного» повесил «триколор», а на требования чиновников от службы безопасности снять флаг, заметил: «Снимете только с моей кожей!». Еще в мирные времена его активность в отстаивании прав, принципиальность и неуемную энергию оценили чиновники и Стаханова, и Луганска, и Киева, когда он защищал права и льготы «чернобыльцев». Вера в справедливость, внутренняя убежденность помогали этому измученному болячками человеку черпать силы в борьбе за правду», — рассказал он.

«Крыша» для арабских наемников

Земляк Виктора Романишина с позывным «Механик» вспоминает, как они с «Каратистом» и «Мано» (их сослуживец) проводили разведку в Большой Вергунке.

«Забрались на чердак самого высокого дома на окраине, — рассказывает он. —  Утренняя дымка только начала рассеиваться. И тут как на ладони — у домов соседнего населенного пункта две САУшки (самоходные артиллерийские установки — «Луганск-1»), минометный расчет и, представьте, целая куча арабов! Кучкуются возле клуба».

Разведчики быстро сориентировались. Послали гонца к своим, оттуда прилетел артиллерийский корректировщик. И, не отходя от кассы, заказал «музыку».

«С первого нашего залпа загорелась САУ, второй и третий накрыли наемников. Полная каша! А тут хозяйка пригласила попить чаю. Только мы спустились хлебнуть на дорожку чайку, покурить — ответка. Танковым снарядом крышу просто срезало!»

«Механик» перекрестился — тогда пронесло.

Минские сюрпризы

Через некоторое время Виктора Романишина назначили командиром взвода на блокпосту на Станично-Луганском направлении. Уже действовали Минские договоренности о прекращении огня, об отводе тяжелой техники. Но действовали как-то односторонне. Не успеют «вояки» отстреляться, а «штаб АТО» уже врет про коварных террористов, подвергающих бедных украинских овечек непрерывным обстрелам. Поэтому овечки не стеснялись — лупили по блокпосту казаков душевно, от чистого сердца.

В один из минометных налетов 8 июня 2015 года попал и командир взвода Романишин. Осколок мины ударил в грудь, когда Виктор был уже в двух шагах от дзота. Вначале в Луганск передали сообщение: «У нас «трехсотый». Но подорванное «Чернобылем» и войной тело уже не смогло удержать его душу.

Настенька

За четыре месяца до гибели Виктор Николаевич исполнил свою мечту, повенчавшись с супругой Валентиной Дмитриевной. Он всегда старался оградить жену от волнений и переживаний солдатки, неохотно рассказывая о боях. Ей хватило и той, полуторамесячной неизвестности, когда не было мобильной связи. Она только молилась. Она молится и сейчас. Но уже за Настеньку, десятилетнюю внучку. Девочке поставили диагноз — блуждающий артрит. Как образно говорят медики, эта болезнь лижет суставы, но кусает сердце.

Необходимо серьезное лечение, желательно — санаторное, у моря. Надеюсь, руководство Республики найдет возможность помочь ребенку, будущее которого дед оплатил своей жизнью.