Ложь на блюде: война в Донбассе для западного обывателя

Алена ВОЛЬСКАЯ

Статьи западных корреспондентов о войне в Донбассе, как правило, представляют собой винегрет из пропагандистских штампов, невежества и возвышенных сентиментальных слез, далеких от обычного человеческого сочувствия. Они пишутся не для того, чтобы воссоздать картину событий, суровых и страшных в своей повседневности, а для того, чтобы поиграть на чувствах людей, не знакомых с этой войной.

На днях корреспондент одной из самых популярных итальянских газет La Repubblica Пьетро Дель Ре (Pietro Del Re), побывав в Авдеевке, опубликовал статью «На Донбасском фронте. Забытая война в Европе». Анализировать его «что вижу – то пою» не представляется возможным. Это все равно, что, стоя по шею в помойной яме, пытаться определить весь состав содержимого. Но не обращать внимания на откровенную, глупую и опасную ложь тоже нельзя. Поэтому – только несколько цитат и комментариев.

Дезинформация итальянского журналиста: «На востоке Украины до сих пор продолжается военный конфликт с пророссийскими сепаратистами так называемой Донецкой народной республики». «Теперь бои – это наказание для почти четырех миллионов мирных граждан, продолжающих жить недалеко от фронта, растянувшегося более чем на 400 километров».

Факты. В ходе вооруженного сопротивления военной агрессии киевского режима жители Донбасса создали две республики. На территориях, по которым проходит линия разграничения, даже в мирное время никогда не жило около четырех миллионов мирных жителей.

Дезинформация: «В Авдеевке осталось более половины жителей».

Факты. В декабре 2015 года, еще до ожесточенных боев в авдеевской «промке», секретарь Авдеевского городского совета Артём Сабадаш в комментарии городскому сайту 06236.com.ua заявил, что население города составляет менее половины от прежнего количества. Сколько жителей осталось сейчас, достоверной информации нет.

Вывод. Журналист, доставленный командованием ВСУ в населенный пункт «Avdeevka», о существовании которого он в лучшем случае узнал по пути, не удосужился получить даже самые элементарные сведения ни о месте, куда попал, ни об общей обстановке.

Дезинформация корреспондента газеты La Repubblica: «В этой позиционной войне, где никто не осмеливается более завоевывать ни сантиметра территории, воюющие продолжают, несмотря ни на что, стрелять друг в друга, а потом обмениваются взаимными обвинениями в нарушении Минских соглашений (однако, как отмечают внимательные наблюдатели из ОБСЕ, сепаратисты делают это намного чаще)».

Факты. Итальянский журналист (если он, конечно, журналист, а не украинский пропагандист) должен был знать, что обострение на линии боевого соприкосновения спровоцировано киевскими войсками. Но ничего не знает. Даже о «боевых победах» стороны, которую выгораживает. Именно украинские СМИ впали в истерическое возбуждение, восторгаясь освобождением воинами света населенных пунктов в так называемой «серой зоне» на линии боевого соприкосновения с подразделениями Донецкой Народной Республики. Именно украинские диверсанты захватили пленных на одном из блокпостов ДНР. Именно украинские «волонтеры» выложили в интернете видео «превентивных» ударов по позициям «сепаратистов». Именно украинские политики принялись обосновывать право их вооруженных сил на «освобождение оккупированных» территорий.

О том, во что превратили «освобожденное» село Чигари, в своем отчете поведали наблюдатели «внимательные» наблюдатели специальной миссии ОБСЕ: «Улицы опустели после того, как многие жители были вынуждены бежать в соседние Торецк и Горловку. Те, кто решил остаться, страдают из-за отсутствия товаров первой необходимости и привыкают к новым соседям, поскольку военнослужащие Вооруженных сил Украины, присутствующие сейчас почти на каждой улице, занимают жилые дома и сооружают военные позиции во дворах некоторых из них». Но и этого итальянский журналист не знает. Или делает вид.

Вывод. Корреспондента популярной газеты La Repubblica вообще не интересует реальная обстановка – ни информация украинской стороны, ни данные специальной миссии ОБСЕ. Потому что ему не нужно ничего, кроме лжи на блюде для читателей.

Дезинформация: для «наглядности» Пьетро Дель Ре приводит «живое» свидетельство «сепаратистского» варварства – слова офицера ВСУ Иосифа Венсковича о том, что район Авдеевки обстреливается тяжелой артиллерией прямо «из Донецка», и жертвой обстрелов стала 15-летняя девочка в «деревне Авдеевка».

Факты. «Внимательные» наблюдатели из миссии ОБСЕ не фиксировали случаи размещения тяжелой артиллерии в Донецке, зато ранее интернет облетело фото из Авдеевки, где представители миссии снялись на фоне украинских танков. Что касается гибели 15-летней Даши Каземировой в поселке Железное, то тут не обошлось без грандиозного скандала. Программа ТСН одного из самых одиозных украинских телеканалов 1+1» случайно пропустила реплику бабушки Даши: «Буквально, выстрелили, и три секунды… Какое может быть расстояние? Ну, пять секунд от силы… Свои же стреляли». Украинский «журналист» Вахтанг Кипиани принялся разоблачать «зраду». На своей странице в Фейсбук он написал: «Я более трех лет работал редактором ТСН. И, если бы вчера пришлось бы готовить материал к эфиру, то, не колеблясь, вырезал бы со слов матери (в праведном гневе он назвал так бабушку – А.В.), это дебильное ватное утверждение о том, что стреляли „свои“. Это не цензура, а гигиена и элемент национальной безопасности. Нельзя давать в эфир, смотрят миллионы людей, подобную полную ерунду, кто бы ее ни сказал».

Вывод. Украинский цензор Кипиане может не беспокоиться об информационной «гигиене» западных СМИ. Досадное упущение украинской пропаганды добровольно исправил итальянский журналист. Из солидарности с «национальной безопасностью» Украины. Правда, его сочувствие к жертвам войны превратилось в оправдание настоящих убийц.

И последнее. Чтобы читатели La Repubblica не заподозрили «своего» корреспондента, мягко говоря, в односторонней подаче информации, Пьетро Дель Ре предусмотрительно сообщил, что получить визу «в регион, оккупированный сепаратистами,.. почти невозможно». Если почти невозможно, то значит, что итальянский журналист не воспользовался той малой возможностью, которая позволяет посмотреть на войну с двух сторон. Если невозможно, то первым должен был встать вполне уместный вопрос, почему Украина запрещает западному журналисту посмотреть на развязанную киевским режимом войну «другими» глазами? Но для лжи на блюде не нужны ни настойчивость, ни риск, ни тем более неудобные вопросы.