Циничный идеализм США загоняет в ловушку вялую совесть европейцев

Алена ВОЛЬСКАЯ

Европа перенимает у США горячечный взгляд на реальность. Но если Америка идет ва-банк, чтобы изменить международный порядок, контроль над которым потеряла, то Европа безотчетно лезет в ее ловушку. Объявив войну России, «мы ошиблись с врагом, союзниками и позицией», утверждает доктор политических наук, полковник в отставке, президент экспертной группы Geopragma Каролин Галактерос в статье, опубликованной во влиятельной французской газете Le Figaro «Почему Франция не должна участвовать в ударах по Сирии».

«Так, может, нам пора проявить отвагу, смелость и независимость?», – задается она вопросом.

По ее словам, США в своем стремлении вернуть утраченный контроль над международным порядком, создает «очень опасное явление: подмену действительности даже не искаженным ее отражением, а совершенно иной действительностью, возврат соблазна превентивной войны без суда и следствия». И это «чрезвычайно серьезный вопрос для самой сути международной политики».

«Горячечная Америка идет ва-банк, чтобы изменить курс международного порядка, контроль над которым она потеряла, но хочет вернуть любой ценой. Она стремится к столкновению, чтобы вновь утвердить свое старшинство по отношению к Москве, Тегерану и Пекину, главной цели ее угроз. Но эта борьба идет вразрез с движением мира. Под воздействием постмодернистского синдрома близорукости и технологического высокомерия мы забываем о длительности жизни», – пишет Каролин Галактерос.

Основным инструментом «англосаксонского маневра» стал «циничный идеализм», когда для достижения глобальных корыстных целей используется «морализаторская риторика о спасении невинных мирных жителей». На «вялую совесть европейцев» воздействуют кадрами войны и страданий людей, чтобы переполнить их «ощущением того, что (они) знают и творят Добро». Они возмущены «весьма вероятной» химической атакой в Сирии, но не замечают реальной войны в Йемене. «Там мирное население, видимо, не существует», иронично отмечает этот «феномен» ученый. При этом в европейцев вселяют уверенность, что для победы Добра «нужно действовать быстро, проявить жесткость и непреклонность».

Для достижения целей «в ход идут санкции, непонятные отравления шпионов посреди Лондона (так у автора – ред.)», воинственная риторика в отношении России, Ирана, Сирии. И никто не задается вопросом, «а что если эта черная троица, которую вот уже не первый месяц делают главной целью мировой народной виндикты, на самом деле представляет собой всего лишь обманку, ложную цель для нашего избирательного негодования, позволяющего не задумываться о нашей собственной непоследовательности?».

«Никто не задается вопросом о том, почему новая химическая атака произошла именно сейчас, когда сирийское правительство берет под контроль Восточную Гуту и завершает освобождение территории от групп мятежников, которые обратились в бегство и больше чем когда-либо готовы продать свои услуги в надежде выжить и приобрести влияние? Ни у кого не возникает и тени сомнения, когда министр иностранных дел России говорит о том, что наблюдатели Красного полумесяца побывали на месте событий, но не обнаружили никаких следов атаки? Сергей Лавров лжет Совбезу ООН или же Москва не контролирует все, что происходит в военном плане на месте событий? Быть может, отряды сирийской армии могут действовать по собственному усмотрению или же были кем-то «завербованы»? Кому выгодно преступление? Это древний, но очень важный вопрос, задавать который сегодня почему-то стало неприлично.

Зачем России было бы допускать такую атаку, раз она (пусть некоторым это и не по душе) стремится к миру куда больше нашей «международной коалиции», ведет прагматичную работу и оказалась за последние семь лет единственной, кому удалось добиться результатов, которые явно идут вразрез с интересами наших стран и наших региональных союзников?», – ставит Каролин Галактерос перед соотечественниками «неприличные» вопросы.

Вся проблема в том, отмечает она, что сирийское правительство одержало военную, но не политическую победу. И это была бы политическая победа России. А значит допустить ее нельзя.

«Эта победа ценой жестокой войны (все войны жестоки, а удары с воздуха «точечные» только по названию) совершенно неприемлема для нас, потому что принуждает нас к миру, которого не хочет никто… кроме Москвы. Ох уж эта Москва! Наглец Путин был слишком хорошо переизбран, а теперь посмеивается над нами со своим Чемпионатом мира по футболу, благодаря которому миллионы людей увидят другое, не вызывающее страх лицо России», – подчеркивает французский аналитик.

Кроме того, у США свои виды и на Европу. Цель Америки Трампа здесь – «поставить по стойке «смирно» европейцев, которые после избрания Дональда Трампа и Брексита начали мечтать о независимости Европы в политике и обороне… Страшная угроза для американского лидерства на континенте, которую, по счастью для США, уравновешивают филиппики нескольких новых европейцев, которые выступают против сглаживания их идентичности и отвергают все проекты коллективной автономии в сфере безопасности».

«Таким образом, НАТО явно берет нас в свои руки, однако мы не осознаем это, потому что нам рассказывают сказки о необходимости безусловной (то есть, черно-белой) солидарности перед лицом «наступления России» ради раскола Европы (как будто мы еще маленькие и не можем устроить его самостоятельно) и контроля над Ближним Востоком. В этом, вероятно, заключался смысл дела Скрипаля и недавних воинственных заявлений по Сирии», – пишет Каролин Галактерос.

Сегодня Франция, считает ученый, «оказалась загнанной в угол, как в Сирии, так и по другим вопросам». Но именно сейчас у нее появилась «нежданная возможность проявить осторожность и рассудительность, стать голосом мира, показать свою независимость». «Если мы хотим, чтобы с нами вновь стали считаться, нам нужно взглянуть правде в глаза и признать, что с 2011 года «мы все делали неправильно». Никогда не бывает слишком поздно, и наш президент еще может сделать выбор в пользу того, чтобы по-настоящему проявить себя с точки зрения истории и народов.

Война с Ираном и Россией – не наша война. Она ни в коей мере не отвечает стратегическим интересам Франции и Европы. Мы уже наивно поддержали уходящих из ЕС британцев в деле Скрипаля, сделав это из принципа и не получив никаких доказательств…

Противостоящий цинизму реализм должен как никогда стать щитом и мечом нашей новой международной позиции. Он говорит не об абстрактном правосудии, а о справедливости и дальновидности. У Франции нет права на недобросовестную интерпретацию фактов, и она совершенно не заинтересована в этом. Ей необходимо проявить ясность ума и как можно быстрее показать всем народам и властям Ближнего Востока, что ее не получится легко отстранить и подчинить себе», – убеждена доктор политических наук.