Украина в Гаагском суде разыгрывает роль немножко беременной

Александр ОРЛОВ

В 2014 году Украина признала юрисдикцию Международного уголовного суда в Гааге (МУС) на своей территории. Вслед за этим шагом Киев был обязан ратифицировать правовой Римский статут в качестве одного из условий ассоциации с Евросоюзом. 14 ноября 2017 года прокурор МУС в Гааге опубликовала отчет по ситуации на Украине, который украинские политики и большинство СМИ выдали за победу, невиданную в веках. Правда, не обошлись без передергиваний, умолчаний и откровенной лжи.

По словам киевского юриста Николая Гнатовского, Украина, признав юрисдикцию МУС, «не приобрела какого-либо формального статуса в отношениях с Судом и не может пользоваться ни организационными, ни процессуальными правами, которыми Римский статут наделяет ратифицировавшие его государства». То есть, украинское руководство делает вид, что лезет из кожи вон, чтобы привлечь к трибуналу «террористов», «сепаратистов» и граждан «страны-агрессора», но сделать такую мелочь, как ратификацию Римского статута, не в состоянии. Получается, что Украина пользуется в Гааге статусом «немножко беременной». Юрисдикцию суда признали, но как-то не до конца.

Другой украинский юрист-международник Антон Кориневич в интервью изданию QHA отмахивается от проблемы и утверждает, что «то, что Украина не ратифицировала Римский статут, сейчас, по сути, не является большой проблемой». Прекрасно, допустим, что это действительно так, но если это не проблема, то что мешает ратификации? У депутатов Рады парализовало конечности и они не в состоянии жать на кнопки? Нет, законы пишутся, кнопки нажимаются. В чем же дело?

С одной стороны, Киев вроде бы ведет работу в этом направлении, с другой – тормозит. Порошенко внес соответствующие предложения в Верховную раду по изменению украинской конституции, но… рассматриваться они должны только через три года после внесения. То есть, тогда, когда истечет его президентский срок. Можно полагать, что если ему выпадет второе президентство, что сомнительно, то эти изменения снова могут положить в долгий ящик. Хитрый «шоколадный заяц» создает видимость работы, но на деле ничего не меняется. Да что ж такое происходит, в самом деле?

Обратимся к полномочиям Гаагского суда. Ему подсудны геноцид, преступления против человечности, военные преступления, и, потенциально, преступление агрессии. Причем в том случае, если государство (в данном случае – Украина) не желает или не способно сделать это. Киев считает территорию республик Донбасса своей территорией, а их граждан – своими гражданами. Соответственно юрисдикция МУС распространяется и на них.

Можно ли считать обстрелы населенных пунктов, целенаправленное убийство и пытки мирных граждан, торговую и финансовую блокаду, сознательное разрушение объектов гражданской инфраструктуры подпадающими под вышеперечисленные преступления? Несомненно. Несомненно и то, что в Гааге за все вышеперечисленное придется отвечать Украине. И не только рядовым исполнителям, но и руководству, вплоть до самого высшего. А это «зрада».

Как известно, со стороны Донецкой Народной Республики в МУС уже поданы соответствующие материалы. Общественники ДНР передали в Гаагу документы, содержащие сведения о 626 погибших и раненных в результате военной агрессии Киева жителях Республики. По данным донецкого адвоката Елены Шишкиной, в МУС было передано 680 материалов, 332 из которых были получены канцелярией прокурора гаагского суда. Кроме того, в Европейский суд по правам человека от жителей ДНР направлена 1891 жалоба. Этого вполне достаточно, чтобы доставить серьезную головную боль Киеву. Отсюда понятно, зачем ему понадобилось разыгрывать роль «немножко беременной».

Конечно, у Киева есть выход из создавшегося малоприятного для него положения. Ну, как выход… Как было сказано выше, МУС рассматривает только те дела, которые по каким-то причинам не рассматривались государством, обратившимся в суд. Поэтому для того, чтобы не вытаскивать свое грязное кровавое белье в Гаагу, Украине следует организовать трибунал у себя и пригласить на него и тех, кто совершал преступления во славу «АТО», и тех, кто отдавал приказы – Турчинова, Порошенко и прочих. Вариант фантастический, потому нереализуемый. А значит, ничего, как тянуть волынку и рапортовать доверчивой публике о великих «перемогах» в Гааге, Киеву не остается.

Кстати, о «перемогах». В ноябре 2016 года прокурор Международного уголовного суда в Гааге опубликовала отчет о ситуации на Украине, который тут же был преподнесен как огромный успех украинской политики и прочая, и прочая. Фанфары киевских СМИ гудели по этому поводу, не переставая, и цитировали, цитировали отчет. Но, как оказалось, большинство украинских акул пера доносили до публики отчет в настолько урезанном виде, что от него почти ничего осталось.

В частности, стыдливо был упущен следующий абзац: «События 2 мая 2014 года в Одессе на юге Украины еще более усилили антиправительственные настроения в восточных областях. Противостояние в Одессе между противниками и сторонниками федерализации переросли в насильственные столкновения и послужили причиной смерти 40 человек. В числе погибших были в основном сторонники федерализации, которые укрылись в Доме профсоюзов, в котором затем начался пожар». Канцелярия прокурора говорит также о случаях «предположительных насильственных исчезновений, которые приписываются в основном проправительственным силам».

«Украинскими службами безопасности предположительно без соблюдения надлежащей правовой процедуры содержались под стражей как мирные жители, так и предполагаемые члены вооруженных группировок», – говорится в отчете. Там же конфликт признается как международным, так и немеждународным, то есть внутренним, гражданским и говорится, что «уровень организации вооруженных группировок, функционирующих в восточной Украине, включая ЛНР и ДНР, к тому времени достиг степени, достаточной для того, чтобы считать эти группировки сторонами немеждународного вооруженного конфликта». Ай-я-яй. Что-то не так с гаагским прокурором? Ведь, по уверениям Киева, на Украине нет никакой гражданской войны, а сплошные агрессии с оккупациями.

Теперь ясно, что Киев, попутно трубя о «перемогах» и традиционно скрывая «зраду», будет тянуть с рассмотрением дел по Украине трибуналом в Гааге до последнего. К сожалению, у него есть возможности отвертеться, поскольку МУС традиционно неспешен. Трибунал по бывшей Югославии, например, был закрыт лишь недавно, а дела рассматривались более десятка лет. За такой срок, как говорится, либо падишах помрет, либо ишак сдохнет, либо Порошенко и его окружение склеят лапти естественным путем. Единственное, что может утешать, так это то, что реальных надежд на настоящие, а не дутые победы в международном суде у Киева практически нет.