Фашизм – это очень непросто, или что нафантазировал Борис Стругацкий

Александр ОРЛОВ

На днях агентство РИА Новости  Украина опубликовало статью Ефима Мармера «В стране диктатура наци», где он обильно цитирует старую публикацию известного писателя-фантаста Бориса Стругацкого «Фашизм – это очень просто. Эпидемиологическая памятка». Как оказалось, к рассуждениям Стругацкого обращаются довольно часто, когда обсуждают ситуацию на Украине. Хочется сказать, что это довольно печально, поскольку попытки писателя разобраться со смыслом термина привели его не к реальности, а к фантастике.

Борис Натанович уверяет своих читателей, что с фашизмом все очень просто. «Фашизм есть диктатура националистов…. И все. Больше ничего в основе фашизма нет. Диктатура плюс национализм. Тоталитарное правление одной нации», – вот и все, что смог разглядеть Стругацкий.

Сказать, что фашизм есть диктатура националистов – все равно, что обвинить ресторан в диктатуре официанток. Националисты – только обслуживающий персонал, а национализм – только идеологическое прикрытие правления олигархической верхушки. Убедится в этом легко, достаточно просто заглянуть в литературу, описывающую становление того же германского фашизма.

«Правление нации» и вовсе непонятно о чем. Если немцы – вся германская нация целиком – установила тоталитарное правление всей германской нации, то на кой черт ей понадобились государственные структуры и государство как организация? Это уже анархизм какой-то, а не фашизм.

«Это важнейший признак фашистской идеологии – деление людей на «наших и не наших». Сталинский тоталитаризм основан на подобной идеологии, поэтому-то они так похожи, эти режимы – режимы-убийцы, режимы – разрушители культуры, режимы-милитаристы. Только фашисты людей делят на расы, а сталинисты – на классы», – не унимается Стругацкий.

Любая идеология, любая политика, любое противоборство мнений делит людей на «наших и не наших». Сам-то Борис Натанович очень даже делил – или он хотел сказать, что в своей статье, где он обрушивается на фашистов, он с ними солидаризуется и ничуть не отделяет их от себя и своих единомышленников? Расы существуют объективно, на расы делят человечество антропологи, а не фашисты. Не мешало бы ему в то время, когда он писал статью, глубже изучить матчасть насчет классов, существование которых тоже объективно, что не отрицалось и не отрицается всей западной социологией, ничего общего со Сталиным не имеющей. А знаете, кто действительно призывал не делить общество на классы? Фашисты. Неожиданный, однако, поворот для «борца с фашизмом». Благодаря сталинскому «милитаризму» и «разрушению культуры» Стругацкий остался жив (что гитлеровцы творили с его соплеменниками, объяснять, полагаю, не нужно) и состоялся как писатель, поэтому заявлять такое – это уже за гранью добра и зла.

Далее Стругацкий в порыве обличения вообще, что называется, теряет берега и договаривается до «фашизм – это феодализм сегодня». Интересный разворот. Если писатель считал фашизм диктатурой националистов, то при чем здесь феодализм, во времена которого не было наций и, разумеется, националистов? Да просто ему так захотелось. Художественный прием, но не более того.

Не все то золото, что блестит, не всякое авторитетное мнение является истиной в последней инстанции. О «научных» выводах Стругацкого можно было бы забыть, если бы их то и дело не применяли к украинской ситуации. Ничего, кроме путаницы, такие творения вызвать не могут. Это не буквоедство и не мелкие придирки, люди должны знать, с чем они имеют дело, а не бороться с ветряными мельницами. Врага нужно знать в лицо, но то, что «разглядел» Стругацкий – не лицо, и даже не какая-то другая часть тела, а его собственные, слабые и беспочвенные выводы, имеющие мало общего с реальностью. Даже в публицистике он остался фантастом. Правда, если бы он дожил до дней победы майдана в отдельно взятой стране, Борис Стругацкий, возможно, и пересмотрел бы свой взгляд на фашизм.