Соратник  Дремова умирает от туберкулеза и отсутствия паспорта

Анна ДОЛГАРЕВА, «Луганск-1»

 

Трудно было узнать в этом исхудавшем человеке, которого поддерживали с обеих сторон боевые товарищи, Ивана ВОЛКОВА, отважного боца из 6-го отдельного мотострелкового казачьего полка имени Матвея Платова. За несколько месяцев туберкулез изгрыз его так, что Иван, в прошлом спортсмен, стал тонким, каким был в юности. В последнее время почти не вставал с кровати, но на похороны командира полка Павла Дремова пришел. Что-то в этом было глубоко рыцарское, прощальный привет из средних веков: умирающий боец приходит отдать последнюю дань уважения своему командиру.

В тот момент жить дальше Волков не собирался. Жена с ребенком бросили, туберкулез перешел в открытую форму, а в Стахановском тубдиспансере, где он лечился, даже не могли составить план лечения. Кашель, частое тяжелое дыхание, температура, взлетающая до отметки в 40 градусов, дефицит веса в 30 килограммов. Туберкулез он заработал после нервного срыва: вывозил летом 2014 года детей из обстреливаемого Первомайска, одной рукой вел автомобиль, а другой зажимал ручку малыша, из которой хлестала кровь.

Сам Иван родом из Днепропетровска. В Стаханове находился с первых дней восстания. Бывал в серьезных передрягах, но остался жив. И один: жена решила, что муж с туберкулезом ей не нужен. Поначалу он и не стремился вылечиться, всерьез задумывался  о том, что на этом свете он лишний.

На похоронах Дремова встретил Артура Климакова из московской общественной организации «Русское общественное движение», который тогда привез в Луганскую Народную Республику партию гуманитарной помощи. Оказалось, в луганский тубдиспансер Ивана не хотят брать по классической, можно сказать, причине: мол, ну что мы из-за одного человека гонять «скорую» будем, бензин тратить! В российские медучреждения Волкову путь, можно сказать, заказан, поскольку паспорт свой он потерял где-то на полях сражений.

Столичный гость буквально совершил чудо, и спустя несколько дней мы с Иваном ехали из Стаханова в Луганск. В багажнике лежала пара сумок и старенький телевизор — все, что осталось у Ивана, лишившегося дома и семьи.

В луганском тубдиспансере все оказалось не так уж и радостно. Через пару недель Иван пожаловался, что его не обследуют, чтобы составить план лечения. Даже не меряют температуру. А когда она поднимается, ему приходится брать жаропонижающее из той аптечки, что купил для него Артур.

— А что вы хотите? – недовольно заявила лечащий врач Ирина Петровна. — Жалуется, да? Кто бы нас заметил за то, что мы вообще в Луганске остались. Это учреждение хосписного типа, девушка, понимаете? Туберкулез не лечится. Мы ему лекарства даем, симптоматику снимаем, а больше ничего сделать не можем.

Из разговора стало ясно: необходимо срочно Ивану получать паспорт и переводиться на лечение в больницу на территории РФ. Может быть, врачам из столичного тубдиспансера и следовало бы поклониться в ноги за то, что они здесь вообще остались и лечат людей. Вот только этот факт, увы, никак не оправдывает хосписный характер проводимого ими лечения.

— Из соседней палаты на неделе двоих вынесли, из моей одного, — рассказывает Иван.

Паспорта в ЛНР выдаются, и даже были прецеденты прохождения российской границы с паспортом Луганской Народной Республики, подтвержденные лично главой ЛНР Игорем Плотницким. Но слишком уж много бюрократических загадок и сложностей с этим процессом. А самому Ивану, который лежит в тубдиспансере и с трудом находит в себе силы выйти из палаты в коридор, заниматься этим сложно.

Хотелось бы верить, что Иван все-таки получит паспорт, который в его случае может в прямом смысле стать путевкой в жизнь.