Идея, соответствующая стремлениям

Василий КУЛИК

Евромайдан разрушил Украину, и родил вместо нее нечто совершенно иное. Возникла новая Украина, пропитанная ненавистью к инакомыслию и свободе мысли. И возникли донбасские республики, остающиеся островками свободы. Однако у Донбасса, в отличие от Украины, нет четко обозначенного образа будущего.

ИДЕОЛОГИЯ КИЕВСКОГО РЕЖИМА

Для начала давайте разберемся, есть ли у Украины государственная идеология? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно для начала определиться, что же мы понимаем под понятием «Украина». Как уже было отмечено выше, Украина вопреки мнениям украинских пропагандистов, «единой» никогда не была. Народ, как писал известный немецкий историософ Освальд Шпенглер, это объединение людей, которые чувствуют себя единым целым. Жители Украины никогда не чувствовали себя «единым целым», конфликт между Восточной и Западной «Украинами», которые были разделены как исторически, так и культурно, был заложен с момента ее образования. Разрыв был неминуем, однако, кровопролитной войны возможно бы и не случилось, если бы не вмешательство внешних игроков.

Украина, будучи «окраиной» некогда могущественной империи, располагалась на периферии между Россией и Западом, и всегда была в центре внимания различных противоборствующих сил. Внешние силы в итоге добились того, что в стране победила «западноукраинская» культура, которая не просто стала доминантной, а решила «задавить» и уничтожить русскую культуру Донбасса и всей Юго-Восточной Украины, исторически всегда бывшей частью России.

Киевский режим, пользуясь финансовой и политической поддержкой у Запада, позиционирует постмайданную Украину как форпост на краю «цивилизации», якобы сдерживающий некую угрозу со стороны «варварской России». Можно ли это считать государственной идеологией? В принципе, да. Ведь вся пропагандистская машина режима направлена на то, чтобы показать Россию как вечного «оккупанта» и «агрессора», а ключевую роль в этом политическом театре играет взращенная в головах украинцев русофобия.

Граждан Украины накачивают войной, ненавистью, и это приносит свои плоды – украинцев, негативно относящихся к России и русской культуре, становится все больше. С помощью мифологизация истории жителей Украины пытаются навсегда оторвать от России. Мало того, накаченные такой агрессивной идеологией жители Украины начинают смотреть и на территории России как на объект притязаний. Украинцы мечтают не только «вернуть» (как что-то отнятое) Крым, но и захватить Кубань, Дон, Воронежскую область.

Агрессивная идеология построена на простом принципе «свой – чужой». И сейчас постмайданная Украина живёт по этому принципу. Все те украинцы, которые отказывают принять навязываемую киевским режимом идеологию, становятся автоматически «чужими». И платят за своё инакомыслие: их убивают, сажают в тюрьмы, преследуют, выталкивают за пределы радикализированной Украины.

ЗА ЧТО ВОССТАЛ ДОНБАСС?

Настал черед, задать наиболее сложный вопрос: какую идеологию Донбасс может предложить взамен? Ответ прост – народ Донбасса, поднявшийся против киевского режима, полностью подконтрольного США, изначально двигала всего одна идея. Всегда чувствуя свою принадлежность к русскому миру, он хотел стать частью русской цивилизации.

Донбасс возник как неотъемлемая часть Российской Империи, окреп и получил колоссальную мощь в составе СССР. С Украиной Донбасс видел лишь потери, лишь свою гибель. Увы, Киев мог предложить жителям Донбасса лишь русофобию, а это было несовместимо с русской цивилизационной сущностью Донбасса.

Когда киевский режим, в ответ на начало Русской весны, объявил карательную операцию, это в ещё большей степени объединило жителей Донбасса. Именно война заставила жителей Донбасса сплотиться против украинского агрессора. Тогда и возникла идея Новороссии, которая являла бы собой антипод Украины. Новороссия воплощала в себе образ Украины, которая стремилась бы сохранить своё единство с Россией, с русской цивилизацией. Воссоединение с Россией – это та идея, которая была движущей силой для мятежного Донбасса. Освободить исторически русские области Украины – Харьков, Запорожье, Одессу, Днепропетровск, – это стало главной целью для восставших Донецка и Луганска.

Донбасс восстал, чтобы избавиться от тех пороков, которые были присущи «нэзалэжной» Украины. Для того, чтобы воплотить свои представления о справедливом обществе. Восстал против олигархов и коррупционеров, против американского вассалитета. Восстал против навязываемой русофобии. Алексей Мозговой, Иван Дрёмов, Игорь Стрелков, Валерий Болотов, Арсений Павлов – все они стояли за русскую идею, Православие и свободу.

Возникли Луганская и Донецкая народные республики. Они делают лишь первые шаги. Их удушает блокада со стороны враждебной, русофобской Украины. Беды их жителей не замечают «западные демократии». Но всё же два государства созданы и за это республики заплатили высокую цену кровью.

Однако государственная идеология, к сожалению, в итоге так и не была сформирована в донбасских республиках. Не обрел четких и ясных абрисов образ желаемого будущего, к которому стремятся жители Донбасса. Отчасти причиной этому Минские соглашения, согласно которым Донбасс является автономией в составе Украины. Но… Но Минские соглашения не выполняются по вине Киева. И, скорее всего, не будут выполнены, пока режим в Киеве не сменится на более адекватный и не столь тоталитарный.

Пока Минские соглашения остаются в плоскости недосягаемого будущего, ЛНР и ДНР должны выработать общую четкую политическую стратегию. И соответствующую этой стратегии государственную идеологию. Идеологию, в которой бы отражались те чаяния людей, с которыми они поднимались против преступного режима в Киеве.