Историческая правда: за что мы воюем и против кого

Юрий ШОНИН

 

Этот вопрос неизменно задает себе каждый человек, взявший оружие в ходе Гражданской войны на Украине. После «одесской хатыни», бомбардировок Луганска, вида мирных жителей и детей, погибших на улицах и в своих домах от «антитеррористических обстрелов» украинской армии, стало понятно, что единственная возможность воспрепятствовать развязанному хунтой террору – защищаться с оружием в руках.

С каждым новым преступлением хунты на земле Донбасса все больше и больше мирных обывателей осознавали происходящее и приходили в ополчение, чтобы защитить своих родных, близких, земляков от надвигающего ужаса.

Коренной перелом в сознании многих луганчан и ополченцев произошел после освобождения от украинской армии поселка Новосветловка. После встречи с его жителями, пережившими всего лишь несколько недель пребывания под властью войск киевского режима, стало предельно ясно, от чего и от кого удалось защитить Луганск.

В 1985 году советский кинорежиссер Элем Климов заставил зрителей окунуться в реалистичный ужас нацистской оккупации Белоруссии в фильме «Иди и смотри». Как понятно теперь, немногие пошли. И плохо смотрели, если сегодня Украине приходится переживать перипетии этого сценария в реальной жизни. С настоящими карателями и полицаями, насильниками и убийцами.

Украинские войска заняли Новосветловку 13 августа 2014 года, завершив тем самым полное окружение Луганска и обеспечив подготовку к его штурму. Жителям поселка сразу пришлось почувствовать на себе, как представляют себе представители киевского режима «освобождение Донбасса от террористов». Разграбленные магазины, расстрел домов из танков пьяными нацгвардейцами ради забавы. В первые же дни по подозрению в сочувствии к Луганской республике без суда и следствия были расстреляны несколько молодых людей.

К 18 августа силы Луганского ополчения подошли вплотную к Новосветловке со стороны Краснодона, пытаясь пробить дорогу к окруженному Луганску. Завязались бои на окраинах поселка.
В дом к пенсионеру Анатолию Петлюку в 11 часов 18 августа пришли двое людей с нашивками батальона «Айдар» и, угрожая оружием, приказали ему с женой идти к церкви, взяв с собой документы, якобы, для регистрации. Двери дома запереть не разрешили.

«Когда мы пришли в церковь, там было человек двадцать, некоторые были с детьми. К нам поставили часового для охраны, чтобы мы не разбежались. В церкви было душно, стояла жара. Дети плакали, просили пить. К вечеру собралось человек сорок, может, больше. Никто никого не регистрировал. Мы стали возмущаться. Тогда они разрешили нам выходить во двор церкви, но под надзором вооруженных охранников. Затем, когда стало темнеть, нас всех загнали в церковь, сказали, что сейчас будет обстрел», – свидетельствует Анатолий Петлюк.

Стоящую на возвышенности церковь украинские военные избрали в качестве одного из опорных пунктов для обороны. Около нее были размещены два окопанных танка, которые периодически вели огонь по наступающим ополченцам. Каратели сгоняли новосветловцев в храм, совершенно точно зная, что по этой точке будет вестись ответный огонь.

«Примерно в 23 часа в церковь ударил снаряд или мина. Было еще 3-4 взрыва рядом с церковью, на этом все закончилось, больше взрывов не было. Ночью часа в два нам сказали расходиться по домам».

Когда Анатолий Петлюк с женой вернулись домой, света не было, и они сразу легли спать. Только наутро они обнаружили, что в доме все перевернуто вверх дном. Мародеры украли у пенсионеров золотую цепочку, серьги, часы и угнали машину «ВАЗ 2109». С жалобой на угон автомобиля Петлюк обратился в комендатуру:
«Мне показали на мужчину, без знаков различия, худощавый, около 35 лет. Я рассказал ему о краже, об угоне автомобиля. Он выслушал меня, сказал «разберемся», и на этом все закончилось. Через некоторое время пришли четверо вооруженных «айдаровцев» и накричали на нас, почему, мол, ходим и жалуемся. Никто вещи нам не вернул. Оказалось, что таким образом ограбили «айдаровцы» не одного меня, а всех, кого сгоняли в церковь. Затем ко мне приехали на моей же машине трое «айдаровцев». За рулем был грузин. Разговаривали со мной грубо. Грузин сказал, что поездят на моей машине и вернут, но так никто мне машину и не вернул».

Сегодня, по сообщениям украинских СМИ, военнослужащие ВСУ, имеющие возможность смотреть телевидение Луганской и Донецкой народных республик, испытывают душевные травмы и переживают нервные срывы от того, что их в информационных материалах их называют «карателями». По видимому, без подсказки из телевизора, эти люди уже не способны отдавать себе отчет в своих действиях. Командование ВСУ обеспокоено тем, что если срочно не изменить телевизионную картинку и не рассказывать ежечасно о том, что украинские военные «освобождают жителей Донбасса от российско-террористических войск», до них начнет, наконец, доходить, что убийство и грабеж мирных жителей, своих сограждан, как они сами считают, – это удел именно карателей и мародеров.

Даже если предположить, что насильно мобилизованные в АТО жители Украины обмануты пропагандой и искренне верят в то, что освобождают Донбасс от террористов и «бурятских орд», их поведение на «освобожденных» территориях выглядит часто хуже, чем немецко-фашистская оккупация 70-летней давности. По свидетельствам стариков, переживших Великую Отечественную, немецкие и итальянские оккупанты вели себя лучше по отношению к мирным жителям, стараясь завоевать их благосклонность к «новому порядку».

Военнослужащие ВСУ и добровольческих карательных батальонов такими целями очевидно не озабочены. Они пришли на Донбасс убивать и грабить. И кроме себя им некого винить в том, что для жителей Новосветловки, для всех жителей Донбасса, переживших встречу с «освободителями», они навсегда останутся карателями и мародерами.