Ласточку делали, током пытали: вернувшийся из плена житель Краматорска рассказал о пытках в СБУ

Анастасия ВАЛЬДАМИРОВА, РИА ФАН (Россия)

Вернувшийся по обмену пленный житель Краматорска рассказал корреспонденту Федерального агентства новостей о пытках в застенках СБУ, о замученном до смерти соседе и о мерах психологического воздействия, которые оказывают на заключенных в украинских тюрьмах.

Сергей Коскельный когда-то жил в Краматорске, ныне находящемся под контролем Киева. До войны он был сотрудником краматорского отдела милиции, работал помощником оперуполномоченного в уголовном розыске. Во время боевых действий мужчина все еще находился в городе, и 10 февраля 2015 года в его квартиру ворвались военнослужащие ВСУ. Примечательно, что никаких документов, на основании которых можно было бы проникнуть на частную территорию, они не предъявили — ни ордера на арест, ни постановления суда.

«На меня надели наручники, вывели из квартиры и увезли в подвал СБУ. Меня избивали каждый день по три-четыре часа. С передышкой, разумеется. Потом пытали электричеством. У них была коричневая машинка с магнитной лентой. Не знаю толком, как там все устроено, но спустя некоторое время пускался разряд электричества, и я терял сознание от боли. Еще надевали на голову полиэтиленовый пакет, чтобы я не мог дышать. Делали «ласточку» — ноги к голове заворачивали», — буднично рассказывает Сергей об ужасах нахождения в плену.

Таким способом сотрудники СБУ пытались выбить из Коскельного имена сотрудников милиции Краматорска, которые помогали вооруженным силам ДНР. Кроме того, на Сергея пытались повесить уголовную статью за то, что он якобы корректировал огонь по городу.

Мужчина сознаваться в том, чего он не совершал, явно не был настроен, и тогда агенты украинских спецслужб надавили на самое больное — на семью.

«Они сказали, что если я не буду давать показания, то они мою жену и дочку вывезут на передний край, где ими займется «Азов» и другие добровольческие отряды, — вспоминает Коскельный. — Сказали, что их изнасилуют, поиздеваются, как захотят, а потом прикопают где-то в лесопосадке, и я их никогда не найду. «Как ты будешь жить с этим чувством?» — говорили они».

Однако угрозами убить родных и пытками дело не ограничилось. Заключенных содержали в подвальных камерах: кого-то в одиночках, кого-то в компании с другими пленными. Собеседник ФАН припомнил, как однажды к нему в подвал привели еще одного человека.

«Я так понял, что он сидит недавно. Обратил внимание, что, когда он обувался, на ботинках были шнурки, а их вообще у всех забирают», — говорит Сергей.

Коскельный был прикован наручниками к турнику, его сосед был в противоположной стороне комнаты — именно там его били и пытали.

«Было слышно, как работает машинка с током, сам же через это проходил. И вот однажды после пыток ему сказали, мол, одевайся. Он подошел к турнику, его приковали. Он еще минуты две подышал и умер. Я начал кричать — пришли сотрудники СБУ и начали избивать меня за то, что я кричу. Я показал им на человека, который не дышит. Они попытались сделать ему искусственное дыхание, но ничего не получилось. Его упаковали в черный полиэтиленовый мешок для трупов и вынесли», — рассказывает освобожденный пленный.

Сколько еще людей погибло в застенках СБУ под пытками, конечно, неизвестно, как и судьба пленных, которые еще остаются на территории Украины. Не исключено, что их судьба сложилась так же, как и неизвестного мужчины, о котором рассказал Коскельный. Эту тайну, возможно, приоткроет следующий обмен, если он состоится.