Большой обмен

Сергей ШАТУНСКИЙ, политолог

Обмен удерживаемыми лицами между Украиной и республиками Донбасса, на который киевский режим был вынужден пойти под международным давлением, вряд ли станет точкой отсчета в разрешении гражданского конфликта, но сам факт доказывает: принуждение Киева к практическим шагам является единственным способом диалога.

В комментариях по поводу состоявшегося события практически не обращают внимания на непосредственный политический интерес Запада. Особенно Европы. Политика иллюзорной европеизации Украины трещит по швам, непрекращающийся конфликт в Донбассе все масштабнее бьет по экономическим интересам европейцев, а попытки взвалить вину на Россию спустя три года уже не кажутся убедительными, несмотря на отчаянную пропаганду в СМИ, фактически уничтожающую все стандарты европейской журналистики.

Провисающие минские соглашения, под которыми стоят подписи лидеров Германии и Франции, становятся свидетельством бездеятельности гарантов их выполнения и вызывают все больше сомнений в дееспособности нынешнего политического класса Европы разрешать конфликты. Ему необходимо хоть какое-то подтверждение того, что деньги, вложенные в «революцию» на Украине, служат не войне, а восстановлению мира.

У США свой интерес. Им любой ценой необходимо доказать: их активность на «украинском фронте» приносит быстрые результаты, они везде добиваются своих целей. Что может быть более эффективным прикрытием для готовящейся эскалации конфликта, чем «мирный» старт с обменом удерживаемыми лицами?

Очевидно, что без абсолютно прагматичного западного «благословения» действующий на Украине режим по-прежнему продолжал бы волынить с обменом. Все, что ему оставалось в данной ситуации, – взять под козырек, по максимуму «замутить» собственный интерес и показать картинку с «мобилизованным» боровом в камуфляже – Порошенко.

Что же «вымутил» Киев из события?

Основная часть лиц, выставленных украинской стороной на обмен, – политические заключенные, неблагонадежные граждане Украины, которые получили сроки по сфальсифицированным спецслужбами обвинениям. Передавая их республикам, Киев публично «узаконил» их «вину» в антигосударственной деятельности.

Именно поэтому большинство из них насильно ПРИНУЖДАЛИ подписать документы на согласие быть переданными ЛНР и ДНР, именно поэтому часть из них отказались покинуть Украину в качестве предателей и пособников «террористов».

«Соцсети полны сообщений о том, что украинская сторона буквально насильно вносила в списки нелояльных власти граждан, – пишет Инесса Драгунова на РИА новости Украина. – Например, харьковчанин Юрий Апухтин, организатор движения «Юго-Восток», на прошлой неделе получил на руки приговор суда, который гласит, что он свободен. Тем не менее СБУ явно намеревались его обменять, удержав сразу после заседания суда. Юрий Апухтин запечатлен на фотографиях, опубликованных представителем Украины в Трехсторонней контактной группе Ириной Геращенко в Facebook. Таким образом отбывший наказание человек был включен в списки обмена».

Она цитирует одного из активистов «антимайдана» Спартака Головачева, который на своей странице в Facebook сообщил, что накануне обмена «до поздней ночи, сотрудники (СБУ – ред.) объезжали тяжело больных, отсидевших в тюрьмах харьковчан, пытаясь ложью и запугиванием увезти на обмен, вместо сидящих в тюрьмах. Конечно же, ребята писали отказы».

На одной такой «встрече» Головачев присутствовал лично как правозащитник.

Людей передали без документов, превратив гуманитарную акцию в САДИСТСКУЮ ОПЕРАЦИЮ ПО ПРИНУДИТЕЛЬНОЙ ОТПРАВКИ ИНАКОМЫСЛЯЩИХ В ИЗГНАНИЕ. Для полноты счастья к ним в последний момент присоединили в «нагрузку» уголовников.

Социальные сети отмечают специфическое личное участие в этой операции представителя Украины в контактной группе в Минске, депутата Верховной рады Ирины Геращенко. Видимо, дама испытывает особое наслаждение от политического садизма.

Значит ли это, что республики Донбасса и Россия в очередной раз проявили наивность и по факту оказались жертвами интересов Запада и мошенничества Киева?

Вся проблема в том, что сколько бы ни длились согласования списков, киевский режим все равно сполна проявил бы свою недоговороспособность и изменил в последний момент любую договоренность. Поэтому сам ФАКТ масштабного обмена, пусть и шулерского со стороны Украины, стал плюсом для Донбасса и России и минусом для Киева.

Во-первых, создан серьезный прецедент: Киев сделал шаг, которого больше всего избегал. Не признавая юридически республики Донбасса стороной конфликта, киевский режим своим согласием на обмен практически подтвердил – у гражданского конфликта две стороны. Ведь не может же страна передавать своих граждан террористическим организациям, даже если считает их виновными в антигосударственной деятельности! Этот прецедент может стать еще одним основанием для перевода гражданского конфликта в юридическую плоскость. А это более серьезные вещи, чем ловкость рук при перекраивании списков.

Во-вторых, Донбасс и Россия показали свою искреннюю готовность решать все проблемы за столом переговоров. В такой ситуации быть обманутыми другой стороной выгоднее, чем быть обманщиками. Более того, анонсировав дату обмена, Россия и республики Донбасса застали Киев врасплох, и ему пришлось действовать в условиях цейтнота.

Наконец, в-третьих, как бы ни пытались в Киеве подорвать доверие к подобным гуманитарным акциям, освобождение небольшой части политических узников киевского режима все-таки состоялось. А это дорогого стоит.