Историческая правда: «Он — сепаратист, и хоронить его нельзя!»

Алена ВОЛЬСКАЯ, «Луганск-1»

 

Это случилось в самые страшные для Луганска дни, в августе 2014 года. В поселках на окраинах измученного обстрелами и осадой города украинские вояки творили самый настоящий беспредел. Вина местных жителей состояла лишь в одном — они посмели жить на земле, принадлежащей оккупантам. Пятидесятичетырехлетний луганчанин Владимир Сивоконьев работал сторожем в аграрном лицее Большой Вергунки. Несмотря на участившиеся обстрелы, работу не оставлял. Вот только домой, в квартал Ольховский, добираться становилось все сложнее. К счастью, неподалеку от лицея, находящегося на Вергунском разъезде, жил тесть – Виктор Бабошко. У него Владимир Сивоконьев и останавливался в те черные дни.

Из протокола допроса свидетеля Виктора Бабошко: «06.08.2014 г. Сивоконьев В.Ф. находился у меня дома. В утреннее время (9.00-10.00) он пошел проверить дом брата, который проживал неподалеку от моего дома по улице Самойлова».

Брат с женой покинули Луганск, спасаясь от обстрелов. И попросили Владимира Сивоконьева по возможности приглядывать за домом. Мужчина честно выполнял просьбу родных. За что и поплатился жизнью.

Из протокола допроса свидетеля Виктора Бабошко: «Примерно в 13.00 ко мне домой пришли жители нашего поселка с ул. Самойлова и сообщили, что Сивоконьева В.Ф. убили солдаты украинской армии».

В те дни в Вергунке, действительно, расположились боевики батальона «Айдар». Их звали не Куртами и Гансами, а, как и местных жителей, Иванами, Викторами, Богданами. Кто-то сам – из местных. Но теперь они были расово чистыми освободителями.

На беду Владимира Сивоконьева, жена брата, Лариса Сивоконьева, была председателем поселкового совета, активно участвовала в подготовке референдума 11 мая. И «айдаровцы» об этом прекрасно знали.

Из протокола допроса свидетеля Виктора Сороки, жителя ул. Самойлова: «06.08.2014 г. примерно в 9-10 часов утра я находился во дворе своего дома. В это же время я услышал звук подъехавшего грузового автомобиля, который остановился недалеко от моего двора. И практически сразу же я услышал стук в калитку моего дома. Я подошел к воротам и открыл калитку. За воротами я увидел трех мужчин: двое стояли возле калитки, а один возле дороги. Также по проезжей части ул. Самойлова я увидел стоящий грузовой автомобиль ГАЗ-66 (тентованный) зеленого цвета, без госномера, с надписью на водительской двери «Айдар». Один из мужчин, стоявших у моей калитки, был одет в камуфляжную форму с оранжевой повязкой на рукаве и шевроном «Айдар». Второй был одет в черную форму с красной повязкой. Я понял, что последний относится к представителям «Правого сектора». Третий мужчина, стоявший у дороги, был одет также в камуфляжную одежду с оранжевой повязкой. Все трое были вооружены автоматическим оружием, а мужчина в черной форме, помимо автомата, был вооружен еще пистолетом в кобуре, прикрепленной к ноге, ножом и гранатами. После мужчина в черной форме спросил у меня: «Де мешкає селищний голова?». А стоявший с ним рядом мужчина перевел: «поселковыйпредседатель». Яответил, что не знаю, хотя председателя я знаю давно, Сивоконьева Лариса Николаевна проживала в доме №147 через один дом от моего. Мужчина в черной форме мне не поверил и, перезарядив автомат, направил его дуло в мою сторону… Второй мужчина, стоявший рядом, сказал: «Подожди, вон расписные ворота». И они все направились к дому Сивоконьевой Л.Н., а мне сказали зайти во двор. Через некоторое время я услышал звук бьющихся стекол со стороны дома Сивоконьевой Л.Н., звук ударов по металлу… После этого я услышал звук скрежета металла и понял, что украинские военные ломают ворота. Практически сразу же я услышал звуки выстрелов. Как мне показалось, 3-4 выстрела, не очередью, а одиночные. После этого все затихло на несколько минут. Потом я услышал звук заводящегося легкового автомобиля и понял, что пытаются завести автомобиль «Москвич-2141», который принадлежал Сивоконьеву Александру Федоровичу. После украинские военные все же завели автомобиль и уехали на нем. Всего они пробыли в доме Сивоконьевой Л.Н. около одного часа».

Это свидетельство бесчинств украинских военных – далеко не единственное.

Из протокола допроса свидетеля Юрия Головина, жителя ул. Самойлова: «05.08.2014 г. после нескольких боев недалеко от моего дома разместили свои позиции украинские военные. А 06.08.2014 г. по улицам начали ездить грузовые автомобили с надписью «Айдар». Примерно в 9-10 часов утра я находился во дворе своего дома. В это же время я услышал звук проезжающего грузового автомобиля, который остановился недалеко от дома 147. Я не рассмотрел марку указанного автомобиля, видел только, что он был грузовой, военный. В кузове указанного автомобиля сидело несколько солдат, одетых в камуфляжную и черную форму. После я услышал звук скрежета металла. После, практически сразу же (примерно 2-3 минуты), я услышал звуки выстрелов. Как мне казалось, выстрелы были не из автомата, а из пистолета. Также я услышал, что стрельба велась одиночными выстрелами (примерно 3-5 выстрелов)».

Когда украинские вояки наконец покинули дом, перепуганные соседи бросились во двор.

Из протокола допроса свидетеля Натальи Григорьевой: «06.08.2014 г. с утра в районе моего дома были артиллерийские обстрелы, а также по домам ходили солдаты батальона «Айдар», в связи с чем мы с мужем находились постоянно в подвале. Примерно в 13.30 я услышала, что все затихло, в связи с чем я вышла на свой огородный участок. Осмотревшись, я увидела, что меня жестами зовет сосед, Новохатский Валерий Михайлович. Он сказал мне, чтобы я пошла к дому председателя нашего поселкового совета Сивоконьевой Л.Н., с которой я нахожусь в дружеских отношениях. Подойдя к дому, я увидела, что ворота во двор сломаны, гаражные ворота открыты, и в гараже отсутствует а/м «Москвич-2141»… Войдя в дом, я увидела, что порядок вещей в доме нарушен, все вещи из всех шкафов и полок разбросаны по полу… Выйдя из дома, я пошла вглубь двора и увидела, что за домом на бетонной дорожке лежит труп Сивоконьева В.Ф. Он лежал на спине, голова повернута влево, лицом вверх, правая рука была на груди согнута в локте, кистью касаясь левого плеча, левая рука была в таком же положении согнута и лежала на бетонной дорожке… Тело было желтоватого цвета… Увидев это, я вышла на улицу и стояла возле двора в шоковом состоянии, так как знала убитого с детства».

За что озверевшие украинские вояки пристрелили Владимира Сивоконьева? На этот вопрос они сами ответили тестю погибшего, который вместе с перепуганной женой прибежал на место трагедии.

Из протокола допроса свидетеля Виктора Бабошко: «Обойдя дом на тыльную сторону, я увидел лежавшего на левом боку на земле Сивоконьева В.Ф. Он лежал в луже собственной крови. Осмотрев его, я увидел два пулевых отверстия в голове, два в шее и одно – в груди. Я подошел к трем украинским солдатам, которые находились на территории школьного стадиона СОШ №35, и спросил у них, могу ли я похоронить зятя. На что они мне ответили: «Он – сепаратист, и хоронить его нельзя». Также солдаты рассказали мне, что в этом доме жила «главная террористка», которая агитировала всех за референдум и отсоединение от Украины. Выслушав солдат, я понял, что речь идет о жене брата Сивоконьева В.Ф. Сивоконьевой Ларисе, которая являлась председателем поселкового совета и действительно принимала активное участие в референдуме 11 мая 2014 г. Я объяснил солдатам, что они убили невинного человека, не имеющего отношения к Ларисе, после чего они дали мне два часа, чтобы я забрал тело зятя, и сказали, что через два часа взорвут дом. За данное мне время я забрал труп зятя и в этот же день похоронил его».

Владимира Сивоконьева похоронили на кладбище по ул. Мариупольской – без документов и медицинского освидетельствования. Не до того было – спасибо, что украинские бойцы вообще «дозволили» закопать.

Однако судмедэкспертиза все-таки состоялась. Намного позже, 12 ноября, когда обстановка в Луганске относительно стабилизировалась, труп Владимира Сивоконьева был эксгумирован и направлен в Луганское бюро судебно-медицинской экспертизы для исследования.

Из заключения эксперта судебно-медицинской экспертизы А.В. Камоцкого от 13.11.2014: «Смерть гр. Сивоконьева В.Ф. наступила от одиночного сквозного ранения шеи с повреждением сонных артерий, осложнившегося развитием острой наружной кровопотери… Локализация входного отверстия на шее трупа позволяет предположить, что гр. Сивоконьев В.Ф. находился к стрелявшему из оружия передне-боковой поверхностью шеи слева, что подтверждается направлением раневого канала».

Ответит ли кто-то за эти нелепые, страшные смерти, за никому не нужную развязанную Украиной войну, за жестокие и бессмысленные убийства неонацистами ни в чем не повинных мирных жителей? Пока вопрос остается без ответа. Но ни забыть, ни простить подобного беспредела мы не сможем уже никогда.

006

007

010

013

 015

026