Владимир Корнилов: не будь войны в Донбассе, Запад нашел бы иной повод для наступления на Россию

Известный политолог и историк Владимир Корнилов, неоднократно посещавший Луганск, дал интервью донецкому информационному порталу «Деловой Донбасс». Суждения эксперта важны для понимания ситуации вокруг Донбасса, и «Луганск 1» счел необходимым ознакомить с ним читателей.

— Владимир Владимирович, нынешние власти Украины привыкли позиционировать войну на Донбассе как конфликт, который имеет значение для всего мира или, по крайней мере, для Европы. Насколько это соответствует реальному положению дел? Что он представляет из себя на самом деле?

— Да, этот конфликт стал знаковым и важным для определения всей конструкции мировой геополитики современности. Именно им сейчас обосновывают свои действия против России западные элиты. Хотя, разумеется, не было бы войны в Донбассе — рано или поздно Запад нашёл бы иной повод для начала массивного наступления на крепнущую Россию. Именно потому, что в России заокеанский истеблишмент видит главную угрозу для себя.

— Какой международный конфликт вам больше всего напоминают события на востоке Украины последних лет? Есть ли некие аналогии в недавнем прошлом?

— Любая война — это война. В каждой войне стреляют, убивают, гибнут мирные люди. Аналогий можно привести много. Вспомним хотя бы войну на Кипре, которая в итоге перешла в стадию замороженного и почти разрешённого конфликта.

На Кипре был совершён переворот, поддержанный извне, после чего турецкая часть населения острова (опять-таки при поддержке извне) не признала новую власть. В результате чуть было не произошла открытая война между двумя членами НАТО. Причём, обратите внимание, в конечном итоге это не помешало Западу выстраивать ровные отношения с основными участниками конфликта, как не мешало Кипру вступать в состав ЕС.

Все стороны нашли способ «заморозить» данный конфликт на десятилетия. Тем удивительнее, что сейчас спецпредставитель США Курт Волкер отрицает такую возможность для конфликта на востоке Украины. Что лишний раз доказывает: Вашингтону сейчас лучше, чтобы в Донбассе лилась кровь, а не развивался «кипрский» сценарий разрешения конфликта.

— Как вы считаете, Минские договорённости могут быть единственным путём решения конфликта на Донбассе?

— Я вообще не считаю Минское соглашение способом разрешения конфликта. Он составлен так, что его выполнить нельзя априори. Причём, мы видим, что и Киев признает: изначально Украина не собиралась этот документ выполнять. Главная цель данного соглашения заключалась в том, чтобы принудить Украину к прямому диалогу с мятежными республиками о принципах мирного сосуществования. Если эта цель в итоге не будет достигнута, я не исключаю, что в конечном итоге Минский процесс будет заменён иным.

— Может ли Украина выполнить политическую часть обязанностей, согласно Минским договорённостям, без возможной дестабилизации усилиями националистов обстановки на всей её территории?

— Как я сказал выше, ни одна из сторон не сможет полностью и буквально выполнить абсолютно все пункты данного соглашения. Вы же прекрасно понимаете, что ДНР и ЛНР не могут пойти на то, чтобы их восточные границы с Россией оказались под контролем Украины? И сам Владимир Путин не так давно это признал. А Украину, как известно, интересует только данный пункт, на другие она готова наплевать и забыть о них, как о страшном сне. Не так давно Верховная Рада об этом высказалась вполне публично и открыто.

— Можно ли переписать Минские договорённости, если Украина не хочет их выполнять?

— Я не сомневаюсь, что Минский формат в итоге будет заменён более действенным. По идее, именно об этом и ведут переговоры Сурков и Волкер. Но для того, чтобы перейти к иному формату, надо, чтобы США и Россия (а именно они будут решать судьбу данного процесса, а не Украина или Европа) пришли к общему пониманию целей будущего мирного урегулирования конфликта. Пока что Вашингтон и Москва не приблизились к этому.

— Какими могут быть другие пути решения этого конфликта, кроме Минских договорённостей?

— Вариантов, на самом деле, немало. Могу приводить их огромное множество. Но гарантией того, что Донбасс перестанут регулярно обстреливать, может быть только вхождение его в состав России — вы же понимаете, почему Украина ни разу не обстреляла Крым. Всем понятно, что Россия пока не готова обсуждать подобный сценарий. Однако, это не означает, что в будущем обстоятельства не сложатся иначе.

— Может ли в разрешении конфликта сыграть конструктивную роль миротворческая миссия ООН, о которой сейчас столько разговоров? Каков должен быть формат этой миссии и её полномочия?

— Честно говоря, у меня есть серьёзные опасения и сомнения в этой миссии. Нет, конечно, мне бы хотелось, чтобы в Донбассе появились миротворцы ООН, состоящие из российских военных. Но вы же понимаете, что на такую идею не пойдёт ни Киев, ни Вашингтон. В другом случае почти наверняка Украина сделает все от неё зависящее, чтобы путём ряда провокаций сделать данный конфликт международным.

— Насколько серьёзны сегодняшние внутренние проблемы Украины? Могут ли они привести к распаду государства?

— Да, Украина стремительно следует по пути дальнейшей дезинтеграции страны. Чем больше там будет внутренних потрясений, тем сильнее возможность распада этого государства как такового. И кстати, это тоже один из возможных способов разрешения конфликта в Донбассе и даже признания Крыма российским со стороны мирового сообщества.

— Спасибо за беседу.

Александр Панарин, обозреватель «Делового Донбасса».