Историческая правда: украинские наследники эскадронов смерти

Александр БЕСЕДА, «Луганск-1»

Практика применения карательных соединений для терроризирования населения и политических противников широко применялась в Латинской Америке: Бразилии, Гватемале, Колумбии, Аргентине, Сальвадоре и т. д. Их общее название – эскадроны смерти.

К примеру, только за пять лет (1970-1975) в Гватемале без вести пропали около 15 тысяч человек. В 1980-х жертвами правительственных войск и эскадронов смерти стали местные индейцы. Их погибло более 75 тысяч.

Один из таких расистских эскадронов смерти назывался «Белая рука». В Украине существует аналогичная фашистская организация «Белый молот». Часть участников этой группировки вошли в состав карательного батальона «Айдар», показавшего себя достойным продолжателем латиноамериканских традиций.

Ложь – это правда!

Роясь в отбросах информационной войны, ведомой Киевом, неизменно натыкаешься на ложь, доходящую до абсурда. Злоупотребляя историческими аналогиями, украинские СМИ порой доходят до самооговора. В августе 2014 года, когда «освободители» оккупировали Хрящеватое и Новосветловку, из киевского курятника то и дело раздавалось «Это наш Сталинград!». Однако все мы помним, что Сталинград 1942-го, как и Луганск 2014-го, были городами, обороняющимися от фашистов. Так что имели в виду украинские журналисты, активисты и прочая публика, повторяя «наш Сталинград»?

Один из спонсоров карательного батальона «Айдар», предприниматель Ярослав Бондаренко, рекламируя «успехи» неонацистов, писал летом 2014-го на страничке в «Фейсбук»: «Группа Мельничука с боем пробивалась в пос. Хрящеватое, начался танковый бой. Это был бой не с сепарами, а с профессиональными регулярными войсками РФ. За 2 дня «айдаровцы» уничтожили 11 танков, «похоронили» 234 псковских десантника».

Жители Хрящеватого утверждают: не только псковских десантников, но и ополченцев в селе не было. Михаил Суглобов в протоколе опроса, проведенного МВД ЛНР по свежим следам событий, свидетельствует: «Ополченцы в пос. Хрящеватом не базировались, никто из них здесь не жил. Они были на НПС – это нефтеперекачивающая станция, расположенная в 1,5-2 км от поселка за кладбищем».

13 августа 2014 года каратели обстреливали фактически мирный поселок. При обстреле погибла женщина.

«В Донбассе нужно защищать мирных жителей… Мародеры и преступники, чья вина доказана судом, должны быть наказаны», — заявлял в интервью «The Kiev Times» комбат «Айдара», подполковник Евгений Пташник.

Кто же был мародером и преступником?

«Десантники вели себя нормально, но айдаровцы везде ходили по поселку и бесчинствовали. Они избивали людей ни за что прямо на улице, в основном мужчин, кричали, почему не в армии. Грабили, ходили по хатам, отбирали ценные вещи, деньги», — свидетельствует жительница Новосветловки Татьяна Гавричкова.

Гостивший у родственников в Новостветловке луганчанин Юрий Лесняк подвергся жесточайшим избиениям из-за того, что «освободителям» приглянулась его машина: «Я все время кричал от боли, и это их немного останавливало, но затем снова продолжали бить. Один из айдаровцев грозился застрелить меня. Мне уже было все равно, и я уже сам говорил им, чтобы они застрелили меня, чем постоянно избивать».

«С местным населением у нас конфликтов не было… К нам подходят местные и тихонько говорят: «Слава Украине!» (из интервью бойца «Айдара» 21-летней Виты Заверухи «Независимому бюро новостей»).

Украинский политолог Иван Лозовой, прикрывая «Айдар» от якобы необоснованных обвинений международной организацией «Amnesty International», сказал, что эксперты организации стали жертвой информационной войны. Мол, пророссийские жители могут лгать экспертам и манипулировать их мнением. Во как!

Однако если кто-то может подумать, что «айдаровцы» ведут себя как обыкновенные уголовники в поисках наживы только в зоне боевых действий, среди «пророссийских» жителей, тот ошибется.

«На границе с Крымом в Каланчакском районе Херсонской области в течение двух дней пропали две 14-летние девочки. Их не могут найти. Также был отжат дом у хозяина, сам хозяин без вести пропал. В этих происшествиях участвуют батальон «Айдар», а также местные бандформировании и другие радикальные бандитские группировки», — писал экс-депутат Верховной Рады Алексей Журавко.

Издание «Голос правды» сообщало, что в ночь на 18 декабря группа айдаровцев попыталась отобрать микроавтобус у фермера из села Красный Чабан Каланкчакского района. При этом они избили его сына, а самому фермеру сломали челюсть.

Херсонским правоохранителям сверху был спущен неформальный приказ: «айдаровцев» не трогать.

Провинились ли жители Херсонской области перед «Айдаром» в «пророссийскости»? То, что было в Новосветловке, Хрящеватом, Херсонщине, оказалось только началом «большого пути».

Правда – это ложь!

В давнем интервью газете «Deifi» (Литва) глава стрелкового отряда батальона «Айдар» отвечая на вопрос о параде пленных в Донецке, сказал: «Это прекрасное доказательство того, что мы с ними разные. И что это не война двух равноправных стран, а двух различных цивилизаций, война двух различных культур. В одной из этих культур можно вот так, унижать, гнать пленных… Если смотреть прагматически, с позиции трезвого ума, пленные – это всегда наш фонд обмена… мы с ними и так хорошо обращаемся…»

Вопрос — сколько же жертв «хорошего обращения» оставил в Донбассе «Айдар» — все еще остается открытым. И МВД ЛНР собирает свидетельства.

«Перед допросом избивали, били прикладами и руками. Избивая, приговаривали: «Вас, террористов, надо всех убивать». Узнав, что я медсестра, один из них добавил: «Тебе руки нужно отрубить, чтобы не могла больше оказывать раненым медицинскую помощь». Сначала они думали, что я снайпер, поэтому били жестоко и долго. Я уже была почти без чувств, в полубессознательном состоянии и смутно представляла происходящее», — свидетельствует в своих показаниях Оксана Кирилюк из Луганска, помогавшая раненым ополченцам.

Айдаровцы не останавливались ни перед чем. Ни перед побоями, ни перед пытками, ни перед расстрелами. Оксану и других пленных доставили на базу батальона в селе Половинкино Старобельского района, где ее держали в яме.

«Ям было около десяти, в них всегда были люди. Одних привозили, других увозили куда-то. Я полагаю, что их они просто расстреливали. В основном это были предприниматели, которые при себе имели деньги, ценные вещи, товары, машину. О том, что их расстреливали, мне известно из разговоров охраны. Солдаты, охранявшие нас, говорили, что их «пускают в расход», — говорит Оксана Кирилюк.

В некоторых украинских источниках боевики карательных батальон не тратили сил на увиливание от вопросов и говорили прямо. Портал theinsider.ua цитирует бойца «Айдара»: «Наш хирург тогда получил прозвище «Доктор Смерть». Он подошел к сепару, который уже «исходил», и начал рыться в своей сумке с лекарствами. Потом посмотрел на него и говорит: ну нет у меня для тебя лекарств, и добил его из «калаша».

Другой «айдаровец» говорит: «Я вообще не понимаю, зачем их брать в плен. Вот мы возьмем их, предадим СБУ, а те их выпустят».

После всех этих откровений ничуть не вызывает удивления следующая картина.

Из опроса пленного ополченца Владимира Корнелюка, попавшего в яму в Половинкино: «На стене туалета я видел плакат размером 1х0,6 м, на котором был изображен украинский солдат, подтирающий свой зад Женевской конвенцией».

Красноречиво, ничего не скажешь.

Можно с уверенностью утверждать, что с углублением кризиса, грозящего затянуться на годы, потребность украинских политиков и олигархов в насилии будет только увеличиваться. «Айдар» и другие эскадроны смерти без работы не останутся.