Милосердием единым

Каждый из нас, наверное, может поделиться невыдуманными «рождественскими» историями, в которых добро и милосердие хотя бы немного преображают этот мир. Они происходят постоянно, в разных краях и в разные времена. Вот несколько из них, что вспомнились сегодня, в Рождество.

Александр НАДЕЖДИН, «Луганск-1»

В 2010 году во время съемок документального фильма о соборе Александра Невского в Софии журналист болгарского телевидения, изучая архивы, обнаружил, что самое большое частное пожертвование – более 18 тысяч евро – храм получил от пенсионера Дедушки Добри (Дядо Добри, Добре Добрева (род. в 1914 году), жителя села Байлово – «Луганск-1»). После того, как в 2000 году он завещал свое имущество церкви, дети выгнали его из дому. Почти ежедневно он пешком ходил в Софию, чтобы собирать подаяния на восстановление церквей и помощь детским домам. Когда он уже не мог сам одолевать дорогу, добирался автобусом. И плату с него не брали.

Одежда сельского «мецената» была из грубой холстины, на ногах – куски кожи, стянутые веревками. Еще в 2013 году он обычно стоял у храма Александра Невского или храма св. Седьмочисленников (Кирилла, Мефодия и их пяти учеников). В руках свеча и пластиковый стаканчик для пожертвований.

В конце декабря 2015 года один из моих болгарских друзей, с которым я общаюсь в социальных сетях, сообщил, что Дядо Добри еще жив.

Жительница Северодонецка С., похоронив ребенка, не замкнулась в своем горе, а создала фонд помощи детям, страдающим онкозаболеваниями. До 2014 года она каждую пятницу приезжала в отделение онкогематологии тогда Луганской областной детской больницы, чтобы поддерживать их. На лечение малышей ей удалось направить десятки тысяч гривен. Иногда говорят – доброта заразительна. Не знаю, но один из моих друзей, узнав о деятельном милосердии этой женщины, стал донором крови, второй, сосед по даче, бОльшую часть своего дачного урожая привозит этим детям. Делал это и в августе 2014-го, и летом 2015-го.

В августе 2014 года, устав от страха и обстрелов, одна из сотрудниц библиотеки имени М.Горького с подругой выбралась в Краснодон. Дома остался муж. Не удалось убедить его покинуть город. Страдающий хроническим заболеванием сердца, он понимал, что дороги не переживет.

После отъезда, каким-то чудом связавшись с ним, жена узнала, что лекарств у него осталось на три дня. Назад дороги еще не было, и она обратилась ко всем, кто может помочь, через социальные сети.

Через два дня в луганскую квартиру постучали.
– Вы А.?
– Да.
– Вот ваше лекарство, – протянула девушка пакет.
– Как зовут тебя, дочка? За кого мне молиться?
– Неважно. Будьте здоровы! Извините – спешу.

И еще одна история, которую можно назвать «классической».

Лева Портнягин потерял зрение. Недели через две к нему пришли одноклассники. На их вопрос, что с Левой, растерянная мать печально ответила: он не будет учиться вместе с ними – не может ходить сам. Ребята стали водить его в школу по очереди, а на уроках были его глазами. Школу мальчик окончил с золотой медалью. «Глаза» для него нашлись и на физмате Московского университета…

Советский математик Лев Семенович Портнягин (1908 – 1988), потерявший зрение в 14 лет, стал одним из крупнейших математиков ХХ века. Согласно Википедии, он внёс значительный вклад в алгебраическую и дифференциальную топологию, теорию колебаний, вариационное исчисление, теорию управления. В теории управления Понтрягин — создатель математической теории оптимальных процессов, в основе которой лежит т. н. принцип максимума Понтрягина; имеет фундаментальные результаты по дифференциальным играм. Работы школы Понтрягина оказали большое влияние на развитие теории управления и вариационного исчисления во всём мире.

В автобиографической книге «Жизнеописание Льва Семёновича Понтрягина, математика, составленное им самим, рождения 1908, г. Москва» (М., «Комкнига», 2006) он писал: «Можно сказать, что моя профессиональная работа сложилась счастливо. Я никогда не стоял перед пустотой — что же делать дальше. Всегда было что-то, что нужно было делать».
По воспоминаниям его учеников, он был необыкновенным другом. Не просто соглашался помочь, а принимал чужие проблемы как свои, не жалел ни сил, ни нервов, ни здоровья, чтобы помочь другим.

Вот такие разные истории. И одно милосердие.