Игорь Корнет: Задержания родственников силовиков из ЛНР демонстрируют бессилие киевского режима

В эксклюзивном интервью порталу «Луганск-1» глава МВД ЛНР Игорь Корнет рассказал, о чем свидетельствуют задержания украинскими спецслужбами родственников силовиков Луганской Народной Республики и почему киевский режим «не образумится по доброй воле».

 Роман ПЛЕТНЕВ, «Луганск-1»

«Луганск-1» сообщил об удержании под стражей, причем в жутких условиях, жителя села Городище Беловодского района онкобольного пенсионера Бориса Потоки, который в телефонном разговоре с родственником, сотрудником Министерства внутренних дел ЛНР, позволил себе критическое высказывание в адрес территориального батальона, оккупировавшего село. Сегодня на пресс-конференции в МВД Республики глава ведомства Игорь Корнет уточнил, что за последние три месяца Служба безопасности и другие правоохранительные органы Украины задержали «не менее восьми» родственников сотрудников силовых ведомств Республики, проживающих на подконтрольной Киеву территории. Причем сами задержания министр назвал «систематическими», а поведение украинских правоохранителей — «неадекватным».

— Задержания и дальнейшее удержание под стражей проживающих на оккупированных Киевом территориях ЛНР родственников ваших подчиненных не демонстрируют ли, на ваш взгляд, механизм, по которому украинская сторона набирает тысячи так называемых «военнопленных» из гражданских лиц?

— По-моему, это, прежде всего, показывает бессилие всей структуры власти Украины. Общественное мнение людей, находящихся на территориях нашей республики, оккупированных украинской властью, заглушить невозможно, у них окончательно открылись глаза, и задушить это мнение не получается. Что касается ситуации с отцом нашего сотрудника по фамилии Потока, то этот человек никогда не позволял себе критически высказываться в отношении власти Украины. К тому же человек достаточно серьезно болен, да и возраст дает о себе знать. В правительстве Украины осознают, что они абсолютно нелегитимны и пришли к власти посредством военного переворота, а не законным путем.

— Не говоря о характере процессуального решении в отношении Бориса Потоки и заключении под стражу столь больного человека, можно ли назвать такие меры не только преследованием инакомыслящих, но и самым обыкновенным террором?

— Да, однозначно. Это попытки давления на наших сотрудников, в целом на нашу систему. Это действительно поступки, достойные фашистов времен Великой Отечественной войны.

— В таком случае у проживающих по ту стороны линии соприкосновения родственников ваших сотрудников, да и вообще мирных граждан, ничего не остается, кроме как хранить молчание?

— Несомненно, надо быть бдительными. Волею судеб люди оказались на подконтрольной Киеву территории.  Думаю, что справедливость восторжествует, и наше государство будет занимать территорию, которая по праву нам принадлежит, и этот вопрос закроется, но в данный момент, к сожалению, людям надо быть аккуратными. Другого выхода просто нет у них.

— Возвращаясь к задержанным родственникам ваших коллег.  Вряд ли могут быть сомнения, что впоследствии эти люди пополнят тысячи тех, кого Украина под видом военнопленных будет обменивать на украинских военнослужащих, попавших к нам в плен.

 — Да, украинская сторона будет пытаться их поменять на военнопленных, хотя никакого отношения ни к одной силовой структуре Луганской Народной Республики они не имеют. Массово на территории ЛНР такого не было, но, насколько я знаю, на территории Донецкой Народной Республики зарегистрирован не один случай, когда на обмен привозили людей, которые никакого отношения к силовым ведомствам не имеют, это — абсолютно! — гражданские люди.

— Отсюда становится ясно, откуда на Украине берутся тысячи военнопленных…

— Да. После Дебальцевской операции, или Дебальцевского котла, было большое количество военнопленных. Около ста пятидесяти человек были у нас из украинских воинских формирований. И жестом доброй воли мы обменяли их всех, вернули в семьи, вернули к нормальной жизни. К сожалению, никакого ответного хода со стороны Украины не последовало.

— Да и вряд ли последует.

— Однозначно, не последует, потому что все факты говорят о том, что по доброй воле эта хунта не образумится.

Фото пресс-службы Министерства внутренних дел ЛНР.