Александр Гаврисюк: «У нас есть святые, духовные столпы, светочи, которые единят землю через небо»

Александр ОРЛОВ

Александр Николаевич Гаврисюк, сотрудник епархиальной комиссии по канонизации, глава наблюдательного совета духовно-просветительского центра Нестора Летописца при университете имени Тараса Шевченко занимается изучением архивных дел репрессированных священников и верующих мирян с целью их дальнейшей канонизации. О своей работе и важности её для дня сегодняшнего он рассказал в интервью «Луганску 1».

– Расскажите, пожалуйста, коротко о результатах вашей работы.

– В результате проведенной нами работы у нас появилось несколько кандидатов для того, чтобы подать их материалы в Синодальную комиссию по канонизации Украинской православной церкви Московского патриархата для прославления в лике новых луганских святых, новомучеников, исповедников луганских в двадцатом веке в годы гонений пострадавших. Вообще церковь занимается этой работой еще с начала 1990-х годов, но наш регион до сих пор оставался в стороне.

– В чем были причины такого положения?

– Причины этого, как ни странно и ни печально, – это индифферентность даже церковной среды. Было несколько попыток священников поднять этот вопрос, но они быстро закончились в силу того, что они уехали в другие регионы. И когда я начал заниматься этим, то все время добавлял – к сожалению… Но потом понял, что Господь все так устроил не к сожалению, а по особому промыслу. Потому что когда возник конфликт в Донбассе и мы подошли к столетию революции, тогда стало понятно, что в этом есть определенный промысел Божий, чтобы эти святые новомученики луганские засветились для всех людей в Донбассе, да и не только. Что касается новомучеников других регионов, то их канонизировали, но их мало кто знал, даже внутри церкви не было достаточной рефлексии по этому поводу. Поэтому мы решили, что здесь должен быть акцент на серьезное массовое просвещение. По этой причине мы собрали группу из священников, педагогов, журналистов, которые объединились в общий такой формат создания центра церковной истории краеведения Луганщины.

– Расскажите поподробнее об отобранных кандидатах.

– В тех событиях есть свет, там не все однозначно. Там люди, которые пострадали за убеждения, за то, что любили Бога и любили ближних. Хотя формально во всех архивно-следственных делах есть попытки обвинений в антисоветской агитации, контрреволюционной деятельности и т.д. и т.п. В том числе и у наших местных кандидатов в делах такие обвинения есть. Ложные обвинения в поджоге сельского клуба, сельсовета и т. д.

На сегодня у нас есть шесть кандидатов. Трое из Луганской епархии и трое из Ровеньковской. Получается, пять священников и один мирянин. Один священник из Луганска, один дьякон оттуда же и один игумен-настоятель Троицкого монастыря. Отец Иоанн Казин и дьякон Петр Проценко были казнены в 1937 году, а настоятель скончался в лагере в Соликамске после третьего ареста.

Есть также два человека из села Дьяково. Там был храм Иоанна Милостивого. Настоятеля этого храма отца Петра Карского и старосту Якова Ткаченко ложно обвинили в поджоге сельсовета и клуба. Последний, шестой случай – это отец Иоанн Грешнов, настоятель Преображенского храма в селе Есауловка в Антрацитовском районе. По нему все материалы собирал его земляк – Петр Николаевич Должиков, профессор Горного университета в Алчевске, краевед и писатель.

В чем уникальность этой истории? Он (Иоанн Грешнов – ред.) был мученически убит местными жителями, его односельчанами осенью 1941 года, когда уже была Великая Отечественная война, неподалеку проходила линия Миус-фронта, и наши дивизии шахтерские там стояли. Его долго до этого третировали, выживали из села, храм закрыли, из дома выселили, было покушение на него, но по ошибке убили его дочь, но он никуда не уходил, поселился в хибарке на краю села и продолжал служить Богу и людям. В том числе, окормлял красноармейцев, то есть принимал, исповедовал, причащал, на фронт благословлял и так далее. И вот осенью, когда узнали, что он даже красноармейцев у себя принимает, разъярились, и под видом того, что в НКВД приказали его вывезти, вывезли его за село и в балке забили камнями и бездыханного бросили. На следующий день красноармейцы проходили, увидели его, подобрали, привезли в медсанчасть в посёлке Фоминовка, и он там скончался. Его похоронили в братской воинской могиле. Из всех шестерых это единственный священник, место захоронения которого мы знаем.

– Как определялся список кандидатов?

– Список был большой. По доступным нам архивно-следственным делам требовалось проверить основные факты. Во-первых, чтобы эти священники и православные люди не находились на тот момент в расколах, во-вторых, чтобы они не оговорили себя и не лжесвидетельствовали ни на кого из окружающих. К сожалению, в некоторых делах такое было. Люди ломались, признавали свою вину, но представленные кандидаты сохранили свое лицо до конца.

– В чем актуальность вашей работы?

– Когда мы посмотрели материалы кандидатов, которые у нас вырисовываются, то открыли такую интересную деталь. У нас могут быть прославлены новомученики, которые находились на территории ЛНР, и новомученики, которые находятся на территории Украины. Причем двое из них уже канонизированы в конце 2014 года. Это блаженная матушка Параскева Старобельская и Дмитрий Горский, отшельник. Но опять же мало кто знает даже об этом. Мы прекрасно понимаем, что они страдали не за ЛНР и не за Украину. Особенно на фоне Гуманитарной программы по объединению народа Донбасса, это очень важно. У нас есть святые, духовные столпы, светочи, которые единят землю через небо.

Тут есть еще важный теологический момент. По учению Церкви, кровь мучеников – это семя Церкви, из которого возрастут новые ростки. Сама история христианства тому подтверждение, особенно если вспомнить первые три века гонений. Нас в России постигла та же участь. Например, такая вот статистика. От Петра Первого до Николая Второго было канонизировано пять человек. Пять новых святых за двести лет. За период правления Николая Второго восемь новых святых церковь обрела для себя. А за период, начиная с конца 1980-х, когда Церковь получила относительную свободу, в сонм новомучеников было прославлено 1776 человек.

Православие является той религией, которая создала Русскую землю. Хотя мы понимаем, данные социологии показывают, что до 80% населения считает себя православными, но реально воцерковленными являются 5-7%, и все они стали частью, клетками единого организма Церкви. Отсюда вывод о важности духовной связи с молитвами новомучеников. Они же не только за 5% молятся, которые в храмы ходят. И мы не можем игнорировать эту связь и не оценивать важность их участия в нашей жизни.