О чем рассказывает «честный отчёт» Луганского отделения СММ ОБСЕ?

Кирилл ЛУТУГИНСКИЙ

Луганское отделение СММ ОБСЕ «для своих» подготовило внутренний обзор не вошедших в официальную отчетность миссии случаев препятствования деятельности патрулей наблюдателей за период с 1 января по 31 мая 2017 года. С этим документом смогла ознакомиться редакция «Луганск 1».

В документ включено много деталей, которые не попадали в официальные отчёты миссии, штаб-квартира которой расположена в Киеве. В отчёты, профильтрованные как осторожными чиновниками в самой миссии, так и создателями нужной картинки Донбасса за пределами Украины. И речь идёт не только в набивших оскомину формулировках: «правительственные силы», «сепаратисты», «пророссийские силы», «члены ЛНР» (интересно, а бывают ли «члены США» или «члены ФРГ»?). Тенденциозность сквозит и в выборе того, что подаёт ОБСЕ, а что – скрывает. Особенно если того, что скрывает, больше. Отчет «для своих» Луганского отделения СММ ОБСЕ – тому подтверждение.

Вообще, нейтральность ОБСЕ – весьма своеобразна. Сами рядовые сотрудники миссии, с которыми нам довелось общаться, не скрывают: руководство миссии рьяно придерживается заданной политической линии – белопушистить Киев, не спускать ничего Донецку и Луганску. Здесь достаточно привести пример, когда пресс-служба миссии в нападении на патруль ОБСЕ в Ясиноватой 20 июня поспешила объявить виновными «боевиков» ДНР, а затем в официальном отчёте сняла все обвинения. К тому же, в результате расследования правоохранителей республики выяснилось, что сотрудники миссии вообще дали недостоверную картину произошедшего.

При этом среди простых сотрудников миссии есть немало людей, которые трезво смотрят на войну в Донбассе, видят и стараются донести миру информацию о преступлениях украинских военных против гражданского населения Донбасса. Несмотря на то, что их голос тонет, не пробиваясь до высот высшего чиновничьего аппарата ОБСЕ.

Сотрудники СММ ОБСЕ подтверждали не раз, что предварительно согласованные с украинскими властями маршруты патрулей становились достоянием командования ВСУ. Что позволяло ему не только прятать свои вооружения на захваченных территориях Донбасса, но и планировать террористические акты против наблюдателей на территории республик.

Внутренний отчет Луганского отделения СММ ОБСЕ даёт обильный материал о препятствовании деятельности миссии. За пять месяцев только на территории, находящейся под присмотром Луганского отделения СММ ОБСЕ, было зафиксировано 693 случая отказа в доступе наблюдателей к местам инспекции. Согласно отчёту, 483 случая со стороны киевских «правительственных» войск и только 210 – со стороны военнослужащих Народной милиции ЛНР («сепаратистов»). Как видим, даже заблаговременно предупреждённые и осведомленные о маршрутах миссии ОБСЕ киевские силовики два раза чаще отказывали лояльным к ним наблюдателям ОБСЕ в доступе к определённым участкам на линии разграничения. Но эти случаи не предавались огласке в официальных отчётах.

Нужно подчеркнуть, что такая ситуация сложилась не вдруг, не только в 2017 году. Так было, по словам сотрудников миссии, с которыми автору довелось пообщаться, и в прошлом, и позапрошлом году. В результате киевские силовики до того обнаглели, что порою даже не мотивируют своего отказа в доступе на определенные участки линии разграничения. И об этом не трубят в прессе, как, например, о недавнем случае с недопуском наблюдателей СММ ОБСЕ в Новоазовск.

Но немотивированные «отказы» в пропуске всё-таки не часты. Чаще всего – и киевские каратели, и военнослужащие Народной милиции ЛНР не пускают наблюдателей миссии под предлогом, что там «заминировано» или «находятся неразорвавшиеся боеприпасы». При этом наблюдатели ОБСЕ вынуждены верить на слово и тем, и другим.

Но они тоже не лыком шиты. В отчете описываются случаи, когда киевские силовики даже разыгрывали комедию для международных «зрителей». Для убедительности украинские солдаты клали вблизи от места, возле которого были остановлены машины патруля ОБСЕ, болванки и снаряды (возможно, муляжи). «Эти снаряды не разорвались», – убеждали их члены «правительственных войск». При этом совершенно очевидным было, что «неразорвавшиеся снаряды» были здесь аккуратно положены. О таких инсценировках, рассчитанных «на дурачка», сообщается в документе.

Также члены «правительственных войск» особо не церемонятся с наблюдателями миссии, порою довольно грубо требуя, чтобы они предъявили свои документы (наверно, в тех случаях, когда лично хотели «проверить» списочный состав патруля, поступивший из Киева). Это также противоречит правилам, наблюдатели вправе не выполнять требование. Но выполняют. Понятно, этой информации нет в официальных отчетах. Зато нетрудно представить, каким был бы скандал, если бы такие «требования» прозвучали со стороны военнослужащих Народной милиции ЛНР.

В отчете Луганского отделения СММ ОБСЕ даётся пояснение природы любопытства киевских силовиков. По мнению его авторов, украинским солдатам пристрастия прибавляют граждане России, Казахстана и Беларуси (т.е. стран-партнёров по ОДКБ) в составе патрулей.

Были случаи, когда украинские силовики появлялись перед международными наблюдателями, едва держась на ногах и с жутким алкогольным перегаром. При этом, понятное дело, «лыцари свитла» проявляли грубость в адрес членов миссии. Такие случаи зафиксированы в населенных пунктах Троицкое 9 января, в Старом Айдаре 28 января и в Орехово-Донецком 9 апреля.

В целом, этот внутренний документ показывает более реальную картину обстановки в Донбассе, чем правильно прилизанный официальный отчёт, который готовит главный офис в Киеве. Именно поэтому более реалистичный «луганский отчет» на публикацию не рассчитан.