И что за миссия, Создатель?

Алёна ВОЛЬСКАЯ

Подрыв автомобиля наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ у села Пришиб в Луганской Народной Республике, в результате которого погиб один человек, не мог остаться незамеченным в Европе. Там оперативно создали независимую следственную комиссию по установлению фактов подрыва, офис которой расположился в Берне. В состав группы вошли граждане стран, чьи наблюдатели не пострадали при «инциденте» – США, ФРГ, Чехии, России, Норвегии, Болгарии.

Есть две вещи, на которые в Европе готовы смотреть бесконечно долго, как на воду или огонь. Это расследование на Украине массового убийства людей в Одессе и Мариуполе и отсутствие какого-либо расследования массового убийства людей в результате ракетного обстрела украинским штурмовиком центра Луганска.

Возможно, и с комиссией по гибели наблюдателя СММ ОБСЕ не торопились бы, случись подрыв на территории Луганщины, подконтрольной вооружённым силам Украины. Но «террористов» нужно было срочно выводить на чистую воду. Чего тянуть, если всё и так ясно.

Но с расследованием что-то пошло не так. Настолько не так, что «сверху» приказали результаты его не обнародовать. Чтобы не травмировать психику европейцев и не будить червя сомнения в правоверности проевропейского режима в Киеве, защищающего Европу от азиатчины «пророссийских боевиков» под знамёнами Бандеры.

А чтобы этот мерзкий червь сомнения и не вздумал проснуться, цепные псы демократии бросились рвать означенных боевиков с толерантной яростью и гуманным рыканьем.

«Минские соглашения «в коме»: ситуация на востоке Украины обостряется», – зарычал штатный гуманист  Frankfurter Allgemeine Zeitung (Германия) Конрад Шуллер (Konrad Schuller). Хотя – нет, это не рычание, а всего лишь заголовок аналитической статьи. Со ссылкой на авторитеты и объективную информацию, поступающую из СММ ОБСЕ.

Ситуация наложила свой отпечаток на риторику господина Шуллера. Скрывать лезущие изо всех щелей факты о военных преступлениях «Айдара» и прочих «Торнадо» даже в Европе уже неприлично. Но их всегда можно интерпретировать. Тем более если они уже подверглись предварительной интерпретации международными наблюдателями, подверженными временной слепоте, когда дело касается вооружённых сил Украины.

Не заметили же они, как просочились тяжёлые вооружения ВСУ к линии разграничения, позволившие им практически безнаказанно обстреливать Стаханов, Кировск и штурмовать село Желобок.

Но вернёмся к нашему Шуллеру. Он жалуется немецкой публике, что жизнь представителей СММ ОБСЕ в районе вооружённого гражданского конфликта совсем не мёд. И даже не сахар. Они подвергаются насилию и на одной, и на другой стороне. Но у Шуллера в рукаве, как всегда, есть своё «но».

«Но даже если в ухудшении положения виновны обе стороны конфликта, есть один аспект, в котором вина лежит, прежде всего, на пророссийских силах: насилие по отношению к безоружным членам миссии ОБСЕ, наблюдающим за ситуацией на востоке Украины с 2014 года. В апреле произошел первый инцидент со смертельным исходом для представителя ОБСЕ, когда бронированный внедорожник организации наехал на мину на территории, подконтрольной пророссийским боевикам», – достаёт свой пятый туз из рукава… журналист.

Однозначно обвинить в гибели наблюдателя «пророссийские силы» нельзя, зато можно намекнуть, что они виновны «прежде всего». От такой гибкой формулы стандарты западной журналистики не пострадают. И даже не покраснеют от стыда.

«Надо сказать, – достаёт из рукава целую колоду господин Шуллер, – что с начала войны обе стороны мешали сотрудникам ОБСЕ, угрожали им и обстреливали их. Понятно, что ни одна из сторон не заинтересована в том, чтобы наблюдатели регистрировали их нарушения мирных соглашений, так что патрулям ОБСЕ в минувшие месяцы неоднократно доводилось сталкиваться с противодействием со стороны как украинских солдат, так и пророссийского ополчения. Однако есть очень существенная разница. «Вооруженные группы на территории так называемых Донецкой и Луганской Народных Республик мешали нашим наблюдателям гораздо более агрессивно», – сказал Хуг. Если украинцы просто не давали проехать представителям ОБСЕ, то пророссийские боевики часто устраивали серьезные инциденты».

«Так, из докладов наблюдателей следует, что с января этого года их патрули около десяти раз подвергались нападениям с применением стрелкового оружия или ручных гранат, и практически всегда это происходило со стороны пророссийских ополченцев. И ни разу виновными не оказывались украинские солдаты, хотя в отдельных случаях складывалась неоднозначная ситуация, и наблюдатели не могли точно определить, кто именно стрелял по ним, и были ли артиллерийские обстрелы поблизости направлены именно против них. Однако во многих случаях все бывало очевидно: когда наблюдатели патрулировали оккупированные пророссийскими силами территории, на них с проезжавших мимо грузовиков бросали гранату, которая оказывалась «всего лишь» дымовой шашкой.

После этого вооруженные сепаратисты выкрикивали в адрес наблюдателей угрозы, а если это были женщины, то и сексистские оскорбления. Потом сепаратисты занимали боевую позицию и начинали стрелять по автомобилю ОБСЕ, за которым пытались спрятаться наблюдатели. Еще пьяные боевики могли броситься под колеса автомобиля с наблюдателями и остановить его. Подобные случаи описывались в докладах ОБСЕ неоднократно. Часто сепаратисты стреляли по наблюдателям «всего лишь» с целью устрашения, но иногда (например, 17 марта) они открывали по ним прицельный огонь, так что представители ОБСЕ буквально слышали свист снарядов», – погружает читателей в сепаратистский ад шулер от журналистики Шуллер.

Хотя можно допустить, что он чист, как божья роса. Если в свою очередь предположить, что СММ ОБСЕ готовит разные отчёты. Одни для публики, другие – для Frankfurter Allgemeine Zeitung. К тому же обвинениями «боевиков» проще прикрыть проколы самой миссии – продвижение по несогласованным маршрутам в зоне боевых действий, выезды на обочины и т.д., и т.п. Выстраивая «факты» обвинений, господин Шуллер избавляет себя и от необходимости хотя бы несколькими словами упомянуть, что именно «пророссийские боевики» неоднократно пытались предотвратить «сюжет» с подрывом, не единожды публично предупреждая наблюдателей об опасности такого передвижения, о «работе» украинских диверсионно-разведывательных групп и о террористической войне, развёрнутой спецслужбами Украины в том числе и против международных организаций.

Но, право, эти детали не интересны немецкому читателю.

Впрочем, дело не лично в господине Шуллере, а в большой политике, давно уже подменяющей для Европы реалии войны (тут, кстати Шуллер прав – не «АТО», а именно войны) в Донбассе.