Поэзия и правда

Поэзия невозможна без правды, а правда всегда наполнена поэзией. Это еще раз подтвердила небольшая выставка работ луганских фотокорреспондентов, открывшаяся в «Светлице» и приуроченная к годовщине создания государственного информационного агентства ЛНР «Луганский информационный центр».

Николай ГРИГОРЕЦ

Девочка за партой. Слегка склонив голову, она стыдливо прячет взгляд от объектива. Она уже понимает – всю боль, засевшую в ее глазах, нельзя обнажать прямым взглядом. Чтобы не делать слишком больно другим. Солнечный луч, спрыгнув с осколка разбитого стекла, беспечно играет в убитом войной классе. Юная мадонна одна. В этом классе, в этой школе, в целом мире. И то, что она с такой взрослой стыдливостью пытается скрыть, раскрывает сама реальность. Сияющее утро – наверное, самое страшное обвинение тем, кто принес на эту землю войну и убил ее детство.

— В школе училось более четырехсот детей. Когда мы приехали в Дебальцево, там осталась одна-единственная ученица, – рассказывает автор работы, замечательный луганский фотокорреспондент Николай Сидоров.

На другой его фотографии – три шахтера. Обычные люди, занятые привычной работой. Глаз художника просто вырвал из нее одно мгновенье. В фигурах – сдержанное благородство людей, знающих цену «черному» труду. Ни титанических мышц, ни декларативного героизма, ни стахановского порыва, но мужественная человечность, которая просыпается в людях «у бездны на краю», становится неотъемлемой частью их облика. И ее приглушенный мягкий свет, идущий от человека в его повседневных заботах, буквально преображает совсем не блещущую красками «шахтерскую» реальность.

Поражает портрет танкиста работы фотокорреспондента «Луганского информационного центра» Марины Сулименко. Кажется даже странным: как могут оставаться синими глаза, повидавшие ад?  Но его спокойном, мужественном лице нет воинственности. Наоборот, в нем сконцентрировался мир, суровый, наполненный мужской стойкостью и силой, и глаза – «документ» другой жизни, ради которой мужчина стал воином. Это лицо выразительно и неповторимо именно потому, что в нем – сотни таких же лиц тех, для кого судьбой стало сопротивление навязанной им чужой волей судьбе.

Глядя на эти работы, понимаешь, что ракурс для настоящего художника – это всегда такой поворот самой действительности, который не просто позволяет посмотреть на известное по-новому, но говорит о явлении действительности как о ключе к бесконечному миру. В том числе и с его «нематериальной» составляющей, открывающейся только «духовному» зрению, глазу, проникающему в смысл бытия.

Представьте себе: может ли быть такие лица у воинственных граждан, которые с дуршлагом на голове гопакуют  — «Хто нэ скачэ, той москаль!» или орут «Слава Украини!»? Могут ли быть такие лица у людей, мобилизованных, по принуждению приехавших на чужую землю, чтобы убивать «сепаров» и «ватников»? И тем более – у идейных убийц?

И дело тут даже не в торжестве «революционной» разнузданности, героизирующей любое скотство, а в объективной ситуации. Работы, представленные на выставке, объединяет идея жизни, которая продолжается в борьбе с разрушением, распадом, смертью. В ее торжестве нет и не может быть крикливости, «майданности» – голой, доведенной до абсолютной абстракции идеологии, долженствующей подменить жизнь, вдолбить миф, подчинить себе человека, превращая его в не мыслящее и не видящее существо.

Мы видим две абсолютно разные установки. С одной стороны, потребность передать в конкретном всю полноту реальности, с другой – выжать из нее только то, что должно быть навязано другим, раскрыть смысл – и скрыть его, найти поэзию в правде – и романтизировать безумие и гнусность. К сожалению, именно между этими установками сегодня проходит духовная граница донбасских республик и Украины.

IMG_3276

 

IMG_3245

IMG_3215

IMG_3213