«Русский мир – это пространство спасения…»

Андрей Чернов

Не так давно молодые республики Донбасса отметили трёхлетие своего провозглашения. О том, каким видится путь, пройденный ЛНР и ДНР, и каким представляется их будущее, «Луганск 1» рассказывает писатель, журналист, представитель Евразийского Союза молодёжи Наталья Макеева (Москва).

– Наталья Владимировна, прошло три года. Как Вы оцениваете этот период? К чему пришли ЛНР и ДНР?

На мой взгляд, три года – это много. И это хороший повод, лучше некого абстрактного завершения календарного цикла, для подведения некоторых итогов. Эти три года стали временем активного государственного строительства. Здесь важно отметить один момент. Да, все понимают, что суверенитет Республик носит технический характер, что возвращение Донецкой и Луганской народных республик в орбиту России неизбежно. Именно это – главная цель и задача, а не утверждение в качестве потенциальных будущих субъектов международного права. Но на этом этапе было важно обособиться от разваливающей Украины, максимально дистанцироваться от неё, выстаивая свои структуры. Причём делается это в условиях войны, с огромным фактором непредсказуемости. Ситуация осложняется также тем, что противостояние это – гражданское, несмотря на участие в нём заокеанского внешнего фактора. А это означает, что и внутренние процессы осложняются во сто крат. Множество инфраструктурных, человеческих и многих других ниточек – данность, которая есть и необходимо её учитывать. Причём данность эта работает как в положительном, там и в отрицательном смысле. И это – тоже момент, не учитывать который нельзя!

Конечно, три года назад в головах активистов-«застрельщиков» по обе стороны границы была некая красивая идеалистическая картина. Что Россия как минимум признает ДНР и ЛНР, как максимум – примет в свой состав, что быстро войдут российские войска, а укропские в ужасе побегут, что территория Республик будет гораздо больше – по границам бывших Луганской и Донецкой областей, что они объединятся в Новороссию. И так далее.

Почему всё вышло иначе – вопрос отдельный. И могло ли сбыться хотя бы что-то из этого… Но реалии, к сожалению, не всегда совпадают с нашими мечтами. И пока ситуация именно такая – есть два осколка бывших областей со своей вполне сложившейся государственностью, героически при этом противостоящие значительно превосходящим силам, подконтрольным Киеву. Есть экономические проблемы и элементарная усталость населения – от войны, от неустроенности, от неясного будущего.

Уже не Украина, но ещё не Россия. Государства суверенные, но почти никем, а самое главное – Россией не признанные… Рублёвая зона, но в ситуации с трудом функционирующей экономики, отсутствии банковской системы в общепринятом понимании и элементарно полноценной нормативно-правовой базы, которую просто не успели до конца проработать. И всё это на фоне войны, которая хотя физически затрагивает не всех, но в любом случае на всех так или иначе сказывается.

Не были реализованы мечты идеалистов, но и не произошло страшного – не вернулась нацистская Украина.

– Как относятся граждане России к республикам Донбасса? Что-нибудь изменилось в отношении россиян с 2014 года?

По-разному. Обычное население, увы, судит о происходящем в мире по тому, что видит в телевизоре. А там у нас – волнами. То ничего нет, то показывают результаты обстрелов, то – сюжеты о «Минске». Многие обыватели с удивлением могут задать вопрос – «а что, там до сих пор война?» При этом пассионарный импульс 2014 года сейчас уже значительно угас. Что скрывать – нет уже того «горения» в людских душах. Не может это состояние длиться долго. Но в любом случае, симпатии россиян на стороне сражающихся республик.

Новороссия уже вошла в генетический код жителей России. Ведь несколько тысяч участвовали в боевых действиях, кто-то собирал и/или возил и возит гуманитарку, ещё по каким-то причинам ездил на Донбасс – общественники, журналисты и т.д. Сюда же добавляем их друзей и родственников. Это огромное количество людей, до миллиона. В масштабах страны, конечно, это немного. Но это – наиболее активные, деятельные, качественные люди.

– Киевский режим с осени 2014 года демонстрирует полную недееспособность в отношении исполнения Минских договоренностей. Как вы считаете, с чем это связано? И изменится ли что-нибудь в ближайшем будущем? Выполнит ли Киев свои обязательства?

Связано это с несколькими моментами. В первую очередь тем, что Киев не договороспособен. И военных своих контролирует весьма условно. Потому как «не контролирует» – это всё же некоторое лукавство. На линии соприкосновения стоят около 200 тысяч боевиков, которых нужно содержать, снабжать едой, боеприпасами и т.д. Это делается, иначе укропы давно уже разбежались бы кто куда. «Условно» – это в принципе термин, характеризующий то, что осталось от украинской государственности. Попытка построить государство у них провалилась, они до сих пор, по сути «проедают» ещё советское, по большей части – сталинское наследие. Что новая Украина, не УССР построила? В конце 90-х фигурки расставила по площади независимости? Это – типичное несостоявшееся государство, чего нельзя сказать о ДНР и ЛНР, в которых даже сейчас, несмотря на все трудности, виден мощный созидательный потенциал. Это – свойство большого русского народа – строить государство, созидать, создавать. Малоросские этносы прекрасны, но когда они пытаются заниматься политикой и войной, которая является продолжением войны другими средствами, они, дескарализуясь, превращаются в чудовищ.

Но вернёмся к «Минску». Необходимо понимать, что источник принятия решений – не в Киеве. Те, кто сидят в Киеве – власть тоже очень и очень условная. Эти люди находятся на своих постах временно и судьбу свою и своих детей с Украиной не связывают. Источник принятия решений у них при Обаме был в Вашингтоне, сейчас, думаю, тоже сохранились связи. Ведь в США-то как раз есть элиты и они гораздо более устойчивые, чем где бы то ни было, и их функционирование не на 100% зависит от смены президентов.

Всё это – причина того, что Киев обязательств своих не выполняет.

Вообще «Минск» видится мне дипломатической игрой. За ним явно стоят совершенно другие процессы… Ведь Россия, это видно, очень помогает республикам, при том, что согласно Минским договорённостям, напомню, ДНР и ЛНР – часть Украины и после выполнения первых пунктов должна быть передана под украинский контроль граница. Ну мы же все понимаем, насколько это нереально. Если мы, конечно, не мыслим в фантастических категориях.

Где-то в параллельной реальности в Киеве к власти приходит вменяемый пророссийский политик, делает русский язык вторым государственным, отзывает войска, проводит срочную уже даже не федерализацию, а конфедерализацию страны… Ну, как тут не вспомнить недавние слова Захарченко о том, что ему инопланетяне передали технологии для борьбы с ВСУ.

– Что, по вашему мнению, ждёт ЛНР и ДНР в будущем?

Я думаю, в течение года, то есть не позднее, чем к весне 2018 года, будет перелом в ситуации. Россия примет всё же какое-то решение по судьбе Республик. Мне сложно сказать, что это будет, ведь я не бабушка Ванга и кремлёвский инсайдер. Но, думаю, впереди что-то очень хорошее, хотя, при этом, скорее всего Киев предпримет наступление, которое, я в этом тоже не сомневаюсь, будет отбито. Жителям Республик необходимо в том числе и на личном уровне готовиться к этому.

– Сейчас усиливаются связи республик Донбасса с Россией. К чему может привести это в дальнейшем? Имеют ли ЛНР и ДНР шансы войти в состав России?

В Луганске я не была уже больше двух лет. А вот в Донецке бываю чаще. Ощущение такое, словно находишься в российском регионе. Как будто всё, вплоть до уличного дизайна, готовят к вступлению в Россию. Образование – стандарты ювелирно сводят с российским, которое хотя и вызывает массу нареканий, но в любом случае лучше украинского. Нормативно-правовая база – сводят вплоть до метеорологических стандартов. Для чего это? Для того, что бы передать в итоге торжественно под контроль укров «ленточку»? Нет, конечно же…

В любом случае, в исторической перспективе большое пространство воссоединится. Это логика истории. По-другому и быть не может. Ростовская область и Украина – это часть Юга России, это один регион, с одной исторической судьбой. И только в результате предательства, подлости и внешнего влияния это пространство оказалось разорвано и существует в таком ущербном виде.

Но глядя на Украину… Боюсь, всё же Донбасс воссоединится раньше. А страна-404 пусть пока, как говорится, перебесится. Бесы пусть выйдут из неё… Совсем по-хорошему – молиться за них нужно, много и искренне.

– Какое место тема войны в Донбассе и украинского кризиса занимает в литературе и публицистике России? Какую роль в этом играют писатели Донбасса?

Удивительная вещь. Даже длившаяся десять лет война в Афганистане не дала такого мощного культурного пласта, как трёхлетний конфликт в Новороссии. Уже сейчас эта война оставила след в культуре. Выходят книги, ещё больше текстов выложено в Интернете. Вообще в литературе уже давно не возникало пластов – действительно больших, о которых можно сказать «да, это – явление». А война в Донбассе стала таким явлением. Уже сейчас.

И я здесь не разделяю творчество россиян и жителей ЛНР и ДНР. Всё очень тесно переплетено. Мы один народ, одна культура. Пишут и россияне, но наибольшую ценность представляет творчество тех, кто живёт в Республиках, видит войну, слышит, засыпает под дальние или даже близкие «бахи». Творчество тех, кто воюет. А ещё – журналистов, которые – тоже участники противостояния, которое идёт не только на поле боя, но в информационной среде.

Мне не хотелось бы перечислять фамилии. Причина простая – обязательно кого-то забуду, не хочется обид… И в Донбассе, и в России очень много, я бы сказала – оказалось неожиданно много людей, способных донести пережитое или прочувствованное до читателя, выразить в слове.

Думаю, литературу Новороссии и о Новороссии будет изучать не одно поколение филологов.

– Как вы понимаете «Русский мир»? Что это? И является ли Донбасс частью Русского мира?

Для меня Русский мир – это собственно и есть идея Большой России. Ведь государство не может существовать только ради решения технических проблем – экономика, дороги, пенсии, даже – безопасность. Разве можно строить государство, противостоять врагам, убивать и быть готовым умереть за… комфорт? Ну, что бы ассортимент в магазине был, например. Нет ведь… Человек всегда стоит за идею. За идентичность, за нечто большее, чем он сам, значительно большее. Даже когда он говорит что-то другое, будучи не в силах сформулировать свою мотивацию. По крайней мере – русский человек. Может быть, где-то далеко люди способны воевать за комфорт, не берусь судить.

И тут надо понимать, что русский – это не кровь. Это культурно-цивилизационная принадлежность. Русским можно стать. А можно, будучи вроде формально русским, таковым не быть, став продажной космополитичной сволочью без корней и семейных связей.

И только русский понимает, даже не формулируя, что любая его война – это часть битвы сил добра с силами зла, которая идёт уже давно, то затихая, то разгораясь с новой силой. Русскому и безо всякого образования понятна эсхатология – учение о Конце Света.

Русский мир – это и есть пространство спасения. Все, кто в нём – спасутся. В этом и есть суть эсхатологической русской справедливости. И Донбасс, как неотъемлемая часть Русского мира – один из фронтов Третьей Мировой войны, той самой Последней битвы, от исхода которой зависит, на чьём аккорде завершится история и чьи ценности, чья реальность сформирует новую эпоху.