Кому платить за «крышу»?

Андрей ГРЕЧ, Северодонецк

Вслед за новым всплеском войны за перераспределение собственности «старых» олигархов, оружием которой стали организации неонацистов, на Украине последовал и натиск новых коррупционеров за перераспределение доходов от «крышевания». Они буквально вползают в каждое предприятие, ломая привычные схемы местной коррупции.

История в районном центре Луганщины Беловодске может служить основой для детектива.

В Центральной районной больнице частный предприниматель Александр Карпов несколько лет назад открыл аптеку под «крышей» прокуратуры. «Отстёгивал» честно и, естественно, находился в органе, надзирающем за законностью, на виртуальной «доске почёта». Бывало, конечно, что приходилось давать лишку – оплачивать из собственного кармана дружеские посиделки с прокурорскими, но это, как говорится, были издержки производства. Проблема была лишь в одном: начальник «крыши», он же заместитель начальника Новопсковского отдела Старобельской местной прокуратуры Виталий Полинюк, находился на расстоянии, а руки у него оказались не такими длинными, чтобы держать Беловодск. На Украине если ты что-то не держишь в своих руках, у тебя его обязательно вырвут. Ибо – непорядок.

Этот непорядок не давал спокойно спать ни набиравшему экономический вес главе районной администрации господину Грачёву, ни бизнесмену-гинекологу господину Чередниченко. Здоровье народа – дело прибыльное. Если им заниматься системно. Ну, украли Грачёв и Чередниченко на ремонте больницы, ну, коммерциализировали лечебные «услуги» в гинекологии, но с аптекой – это уже вертикально интегрированная структура. Тут столько возможностей для манёвра за счёт пациентов!

И решили они открыть свою аптеку, подвинув прокурорского чэпэшника. Осаду вели по всем правилам цивилизованного «отжима» и вполне могли рассчитывать на успех.

Но, как известно, человек предполагает, а располагает тот, у кого больше власти. Даже Порошенко полагал, что блокада Донбасса неонацистами – мелкая политическая провокация против него. А как нэвдобно всё расположилось!

Вот и у Грачёва с Чередниченко всё пошло не так. В начале апреля в Беловодск приехали некие граждане, представившиеся сотрудниками Старобельского отдела Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и принялись выявлять коррупцию. Конечно же, их чрезвычайно заинтересовала коммерческая деятельность упомянутых выше местных господ.

Правда, по мере того, как беловодская коррупция обретала личностные очертания, на свет выползли и действительные цели борцов. Оказалось, что они готовы накрыть весь Беловодск национально-патриотической «крышей» с двойным покрытием: и со стороны НАБУ, и со стороны патриотов истинной Украины – Западной.

Настало время представить патриотов.

Строменко Сергей Васильевич, 07.06.1973 г.р., зарегистрирован по адресу: Львовская область, Городоцкий район, н.п. Бартатив. В настоящее время осуществляет «профессиональную деятельность» в Луганской области. Жена Стефания проходит службу в Беловодском районном отделе пограничной службы Украины.

Франкив Александр Ярославович, 31.07.1970 г.р., зарегистрирован по адресу: Ивано-Франковская область, Долинский район, г. Долина, ул Грушевского, 32/35, номер мобильного телефона+380666732086. По имеющимся данным, работает в НАБУ в звании полковника.

Восяный Роман Васильевич, житель Западной Украины, предположительно полковник НАБУ, номер мобильного телефона +3800959025418.

Сказать, что предприниматели Беловодска в растерянности, – ничего не сказать. Они не знают, кому платить? Поддержи привычную «крышу» из местной администрации, прокуратуры, СБУ – нагрянут какие-нибудь «правосеки» и устроят большую охоту, ляг под патриотов с Западной Украины, по совместительству антикоррупционеров – свои найдут статьи, административные рычаги и прочие привычные инструменты для выкручивания бизнеса. И не бизнеса даже, а местного способа выживания.

Качели пока не раскачивают, но то такэ. В перспективе назревает захватывающая история с большой криминальной стратегией, с неожиданными ударами под дых и, не исключено, с жертвами масштабной АКО – антикоррупционно-коррупционной операции.