Репутационные издержки

Сергей ШАТУНСКИЙ, политолог

25 февраля группа наблюдателей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине в селе Катериновка, что в 60 километрах от Луганска, на подконтрольной ВСУ территории столкнулась с тремя неизвестными гражданами, военное обмундирование которых явно выдавало диверсантов-сепаратистов. Нашивки, отличительные знаки с надписью «Новороссия»… Как если бы Штирлиц пришёл на службу в футболке «Моя Родина – СССР».

СКОЛЬЗКО, ГОСПОДА!

Правда, между собой общались не по-русски. И когда командир группы СММ попытался установить их личности, демонстративные диверсанты спрятались за дом, открыли огонь в воздух и бросили гранату. Патруль вынужден был удалиться.

В отчёте, упомянув об инциденте, миссия ОБСЕ предусмотрительно не указала принадлежность этих лиц, но наблюдатель из Румынии Иоанн Бахрим, вынужден был заявить, что раньше видел их на месте дислокации «Грузинского батальона». По мнению Бахрима и других наблюдателей, они могут являться членами одной из диверсионных групп ВСУ, осуществляющей вооружённые провокации у линии разграничения под видом вооружённых формирований ЛНР.

По всей видимости, в данном случае именно скользкость ситуации и позиция некоторых наблюдателей заставила пресс-службу миссии отказаться от тенденциозной подачи информации о случившемся.

Но следует отметить, что в последние месяцы ежедневные отчёты международных наблюдателей и в целом теряют прежнюю тенденциозность, становясь более сбалансированными.

К примеру, в отчёте за 24 февраля СММ зафиксировала более 1,3 тысяч нарушений режима прекращения огня, особо отметив их массированный характер в «треугольнике» Донецкий аэропорт – Авдеевка – Ясиноватая. При этом отдельным пунктом дана информация о попытке наблюдателей проверить сообщения о захвате ВСУ Донецкой фильтровальной станции, куда им не удалось попасть из-за отсутствия гарантий безопасности. Миссии удалось заснять с беспилотника повреждения хранилища хлора в результате обстрела из 82-миллиметровых миномётов с северного направления (со стороны ВСУ).

В тот же день, по данным СММ, обстрелу с севера (со стороны ВСУ) подвергся посёлок Золотое-5, который находится под контролем Народной милиции ЛНР, где было разрушено три дома.

Нетрудно заметить: предельную (или запредельную) «дипломатичность» информационных сообщений в отношении Украины «взрывает» фактическое положении дел, обходить которое для миссии ОБСЕ становится всё более скользким делом.

Но только ли логика фактов давит на международных наблюдателей?

ЧТО СКАЗАТЬ НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТИ?

В ЛНР и ДНР раньше не раз справедливо упрекали миссию в односторонней подаче информации, а молодёжь устраивала пикеты у офисов организации. Было за что.

Естественно, республики Донбасса не могли рассчитывать на более или менее внятную оперативную реакцию от ОБСЕ. Бюрократия международной организации ничем не отличается от любой другой: пока тревожный сигнал проходит все инстанции, пока ответственные лица совещаются, как энты во «Властелине колец», в мире происходит много перемен. Но есть деликатный момент. Насколько она мешает ОБСЕ своевременно поддерживать свою репутацию, настолько же требует ею дорожить.

Выдержка республик Донбасса, развитие конфликта, которое ведёт к становлению их государственности и накоплению хаоса на Украине, ничем не прикрытое нежелание действующего киевского режима сорвать выполнение Минских соглашений, рост влияния радикалов в политике, национализм, граничащий с неонацизмом – весь этот комплекс действующих факторов привёл к тому, что необходимость сохранить репутацию для ОБСЕ стала чуть-чуть перевешивать политику.

Да и саму замызганную политику безоговорочного оправдания действующего на Украине режима Европе тоже приходится стирать, чтобы в условиях собственных вызовов не выглядеть слишком неприлично.

Виданное ли дело? Первый заместитель главы СММ ОБСЕ на Украине (по факту – глава) Александр Хуг на брифинге в Вене обнародовал в числе данных за период с 19 ноября 2016 года по 5 марта 2017 года близкий к действительности факт: в 66% случаев жертвы среди мирного населения фиксируются на территориях, находящихся под контролем республик Донбасса.

Почему столь невыгодный Украине «баланс» ОБСЕ не стала скрывать?

Во-первых, потому, что действующий в стране режим уже не раз и не два подставлял своих международных «адвокатов». Вспомните хотя бы недавнюю ситуацию с захватом боевиками украинских «батальонов» серой зоны и проверкой передовых позиций вооружённых сил республик, которая привела к резкому обострению конфликта.

Не считаться с такими «подставами» наблюдатели просто не могут. Раздражение от скользких маневров украинской власти накапливалось неоправданно долго. Европа не может высказать его открыто, но компенсирует это тем, что уже позволяет себе приоткрывать правду о ситуации в Донбассе.

И, оказывается, могут опираться на «независимые» технические источники – камеры слежения на линии разграничения. Так, 28 февраля камера в Авдеевке зафиксировала 7 выстрелов с севера на юг, за которыми последовала интенсивная перестрелка. Камера в Широкино дважды за ночь со 2 на 3 марта и с 3 на 4 марта запечатлела, что артиллерийским дуэлям предшествовал огонь трассирующими снарядами с запада на восток и юго-запада на северо-восток. Камера в Золотом 1 марта зафиксировала 3 выстрела с севера на юг, после чего началась перестрелка. Кто провоцировал столкновения, догадаться нетрудно.

Во-вторых, политика на Украине «вдруг» обнаружила не только неуправляемый, но и непредсказуемый характер. Когда президент Порошенко называет неонацистов, устроивших блокаду Донбасса, агентами Кремля, но следом предлагает объявить блокаду на государственном уровне, то даже самые копчёные фейкомёты Запада теряют сознание, как институтка на фильме ужасов.

Да, эту тему человеколюбивые западные СМИ быстренько «забанили». Но осадок остался. И международной миссии, работающей на Украине, ничего не остаётся, как в условиях нарастающей непредсказуемости позаботиться о собственной репутации. Во всяком случае, до тех пор, пока в этой стране не проявится хоть какая-то определённость – кто же на самом деле здесь «рулевой»?

Здесь есть свои «в-третьих» и «в-четвёртых», но и двух причин для понимания того, почему наблюдатели обеспокоились репутационными издержками, достаточно.