Александр Хуг в образе Гамлета

Василий КУЛИК

Первый заместитель главы СММ ОБСЕ Александр Хуг в статье «Надежда на мир в бабушкиных глазах», опубликованной в украинском издании «Зеркало недели», обнародовал позицию международной организации относительно причин недавней эскалации конфликта в Донбассе.

Александр Хуг предварил свои рассуждения и выводы трогательным живописанием встречи с пожилой жительницей Авдеевки, слова которой взяли за душу главу (фактически) миссии:

«Мы подошли к пункту обогрева, куда жители Авдеевки пришли погреться и зарядить мобильные телефоны. Мы вошли внутрь. Одна пожилая женщина рассказала нам о своей внучке и о том, как из-за непрекращающихся боевых действий страдает ее учеба. Из-за сильных морозов и отсутствия отопления уроки пришлось отменить. Да и дорога к школе может быть слишком опасной, когда вокруг палят из артиллерии и минометов. Где-то недалеко не затихала перестрелка. В воздухе стоял тяжелый запах кордита. В тот вечер мы только приехали в Донбасс, где планировали остаться на неделю. Нам многое еще предстояло увидеть и услышать, но из всех людей мне запомнилась именно эта женщина. Решительная и стойкая, она понимала главное: если дети не получают самого необходимого, все остальное не имеет значения».

Трудно не согласиться с господином Хугом. Если президент Украины обещает гражданам, что дети из Донбасса «будут сидеть в подвалах», то какими бы высшими соображениями он ни прикрывался, все они не имеют значения. По логике любого человека, действительно озабоченного совершающимися в Донбассе военными преступлениями,  предельно ясно, кто лишает детей самого необходимого. Но делать столь очевидные выводы Александру Хугу не положено по должности.

Поэтому он озвучивает другую версию.

«Вдоль всей линии соприкосновения, и особенно в районе Авдеевки и Ясиноватой, люди в форме не прочь помериться силами и отвоевать кусочек территории, пусть даже площадью в несколько сотен квадратных метров», – пишет Александр Хуг, входя в образ шекспировского гуманиста – датского принца Гамлета.

Помните?

«И сердце пышет злобой: вот и время

Зевать по сторонам и со стыдом

Смотреть на двадцать тысяч обреченных,

Готовых лечь в могилу, как в постель,

За обладанье спорною полоской,

Столь малой, что на ней не разместить

Дерущихся и не зарыть убитых».

Только в отличие от Гамлета, который винит в безумии войны «гордеца до кончиков ногтей» Фортинбраса, Александр Хуг уверен в обратном. Дети в Авдеевке и Донецке, в Мариуполе и Луганске, в посёлках и сёлах Донбасса не получают самого необходимого не потому, что в Киеве засели «гордецы до кончиков ногтей», готовые ради территорий на утилизацию населения, а потому что вдоль всей линии соприкосновения сошлись друг против друга злые «люди в форме». Особо злые, считает официальный представитель миссии, почему-то дислоцируются в «районе Авдеевки и Ясиноватой». Никто их сюда не посылал, не проводил мобилизаций, не формировал неонацистские батальоны… Они тут оказались каким-то чудесным образом и теперь хотят помериться силами.

Правда, надо отдать должное столь наблюдательному наблюдателю – он ни словом не говорит о российских войсках, присутствием которых оправдывает войну официальный Киев. И в данном случае не сказанное говорит больше, чем обтекаемое «люди в форме».

Что же, согласно Александру Хугу, нужно сделать, чтобы дети получали самое необходимое?

Всё просто. «Первопричины» эскалации конфликта – «близость позиций сторон и наличие тяжелого вооружения». Следовательно, стороны нужно развести на безопасное расстояние. Как того, подчёркивает господин Хуг, требуют Минские соглашения.

Это так. Но разведение сил и средств – лишь один из пунктов комплекса мер, предусмотренным «вторыми» Минскими соглашениями. И, предлагая техническое решение проблемы, представитель миссии подменяет им необходимость всеобъемлющего политического решения, которое как раз и обязано гарантированно защитить измученных детей Донбасса от сидения в подвалах.

Другими словами, призывая выполнить Минские соглашения «людей в форме», Александр Хуг считает, что «люди в галстуках» здесь не при делах.

Он предпочитает обойти молчанием и динамику конфликта, ни словом не упомянув о том, что вспышке насилия предшествовал захват «серой зоны» киевскими войсками и грузинскими наёмниками. Либо Александр Хуг, публикуясь в украинских СМИ, не читает их и не знает, с каким восторгом они подавали стоквадратнометровые «победы», либо не желает объективно оценивать ситуацию, обходясь дешёвыми дипломатическими трюками о вине двух сторон.

При этом он не забыл отчитаться перед работодателями об «усилиях» миссии, которые «помогли не только провести ремонтные работы, но и привели к устойчивой и всесторонней деэскалации». Конечно, скромность украшает человека даже в Европе. Поэтому «в порядке самокритики» господин Хуг скромно потупил глазки: «Мы не наивны. Мы понимаем, что наши усилия были направлены, в первую очередь, на «лечение симптомов». Если не будут устранены первопричины, ситуация неизбежно повторится».

Ещё бы! Даже Александр Хуг понимает, что «в сложившейся ситуации нужно не «латание дыр», а нечто большее». Но в чём, по его мнению, состоит это нечто большее? Не смейтесь.

«Необходимо, чтобы стороны предоставили нам (СММ ОБСЕ – авт.) исходную информацию о размещении своих позиций и вооружения, ведь только тогда СММ сможет проводить верификацию отвода вооружений. Без исходной информации проверить и подтвердить факт отвода того или иного вооружения невозможно. Не менее важной является верификация того, остается ли вооружение там, куда оно было отведено. Без этого ни у одной из сторон не будет уверенности в том, что другая сторона действительно отвела свое вооружение. Верификация способствует взаимному доверию, без которого невозможно чего-либо достичь», – пишет он.

Хотя по существу представитель миссии прав. Окончание войны невозможно без взаимного доверия, а чтобы доверять, нужно проверять. И без верификации всего арсенала, который используется для продолжения войны, не обойтись. Когда президент Украины выступает против блокады железной дороги в Донбассе незаконными формировании, фактически – террористами, и при этом искренне радуется фейку военной разведки о том, что безработные шахтёры массово подаются в «террористы», то такое оружие тоже подлежит верификации. Когда депутаты областных советов на Западной Украине требуют ужесточения блокады Донбасса, находящего от них в двух тысячах километров, то и это оружие требует проверки. Когда редких противников блокады клеймят как врагов нации, то всей миссии Европы на Украине нельзя этого не учитывать. Россия это учла, ответив на политику геноцида гуманитарной помощью, а сейчас ещё и признанием документов, выданных в республиках Донбасса.

А вот Европе, если она стремится к миру на Украине, а не к периодическим перемириям, действительно необоходимо задуматься над чем-то большим, чем бесконечное «латание дыр».

Пока же Гамлет в исполнении Александра Хуга напоминает торговца подержанным идеологическим товаром.