Стратегические водные объекты: возвращение

Боевые действия в Донбассе привели к реальному осознанию понятия «стратегический объект». Те, кто волей-неволей оказался их участником, теперь четко понимают: речь идет не только о важных военно-промышленных центрах, административно-политических сооружениях, но и о жизненно необходимых объектах для каждого человека. Об этом корреспондент «Луганск-1» беседовал с министром природных ресурсов  и экологической безопасности ЛНР Юрием Дегтяревым.

— Юрий Анатольевич, Совет Министров ЛНР 1 декабря своим постановлением утвердил Временный порядок ведения водного хозяйства Луганской Народной Республики. Он разработан для того, чтобы юридические и физические лица ЛНР могли законно заниматься деятельностью, связанной с использованием водных объектов, а также для обеспечения экологической безопасности водных объектов и эксплуатации гидротехнических сооружений. А если проще, для обывателя – зачем нужен этот документ?

— Принятый Порядок отличается от украинского введением понятия «стратегический водный объект». В Российской Федерации такое понятие сохранилось еще со сталинских времен, в Украине от него отказались. Сегодняшняя обстановка в Донбассе доказала, что такие водные объекты должны быть резервным источником питьевого водоснабжения на случай войны. Перечень стратегических водных объектов, которые могут использоваться для питьевого водоснабжения, будет утверждаться Советом министров ЛНР. К примеру, в него должны войти такие водохранилища, как Яновское и Елизаветинское. Какая-то их часть будет использоваться для рыбохозяйственных нужд. Кстати, мало кто знает, что то же Елизаветинское водохранилище создавалось именно как стратегический объект, и в советское время оно охранялось.

На территории Республики возобновляют работу два предприятия – «Управление оросительных систем» и «Луганская гидромелиоративная партия». Временный порядок как раз дает возможность этим предприятиям легально начать работу.

Пока действует Временный порядок, можно опираться на нормативно-правовые акты Украины в той части, которая не прописана в нем и не противоречит законодательству Республики. В процессе работы, возможно, понадобятся и какие-то поднормативные приказы. Этот порядок будет работать до принятия Водного кодекса ЛНР.

— А сколько всего на территории Республики водных объектов?

— На данный момент в ЛНР 322 таких объекта, из них 26 водохранилищ и 296 прудов. Мы провели обследование бассейна реки Кундрючая, которая протекает в Свердловском районе (трансграничный с РФ водный объект). Подобное обследование не проводилось  с 1999 года. Здесь находятся два больших водохранилища – Должанское и Бирюковское, и, согласно карте, 13 прудов. Выяснилось, что некоторые из прудов уже высохли. Поэтому при поддержке главы Республики наше ведомство организовало своего рода инвентаризацию всех находящихся на территории водных объектов. Сейчас мы занимаемся рекой Ольховкой, затем будет Луганчик. При обследованиях становится ясно, где нужно почистить колодец, где запорную арматуру отремонтировать, а, возможно, и прочистить русло.

— Вы сказали, что часть стратегических водных объектов будет использоваться для рыбохозяйственных нужд. Получается, рыба тоже приобретает стратегический статус?

— Совершенно, верно. Поясню. В свое время, работая в природоохранных инспекциях, я заинтересовался опытом соседней Ростовской области, где действует программа по рыбоводству «Аквакультура».  В рамках этой программы каждый шаг того, кто занимается рыбным хозяйством, поощряется государством. И рыбоводы, в свою очередь, заинтересованы в том, чтобы получить дотации от государства. Используя российский опыт стимулирования выращивания рыбы во внутренних водоемах, можно в короткие сроки достичь значительных результатов в развитии  рыбного хозяйства. А в условиях военного времени рыба  вообще становится стратегическим продуктом, потому что при минимальных затратах дает значительные объемы. Например, если тонной малька карпа (годовика) зарыбить водоем, то в течение трех лет это будет сто тонн рыбы. И это на естественных кормах! А если кормить, будет еще больше.

– И что-то уже делается в этом направлении?

— Еще в августе глава Республики дал протокольное поручение быстро запустить рыбную отрасль для того, чтобы снизить цены на рыбу на рынке на 15-20%. Первый месяц (август) был очень тяжелым. Отношения с арендаторами водоемов выстроили по упрощенной схеме. Им необходимо было предоставить документы о вложенных средствах и подтверждение администрации территории о добропорядочности пользователя. С Минприроды, естественно, необходимо согласовывать планы рыбоводно-мелиоративных мероприятий, зарыблений и отлова. Мы не используем ни одного рубля бюджетных средств.

Сейчас на территории Республики находятся 152 водных объекта под рыбохозяйственную деятельность, которую возобновили 107 пользователей. Вы удивитесь, но до войны на всю Луганщину было 104 пользователя. Притом, что на данный момент ЛНР занимает только 31% территории бывшей Луганской области. Больше половины пользователей уже официально зарегистрированы и платят налоги.

По состоянию на 3 декабря 20 пользователей уже зарыбили за собственные средства арендуемые ими водоемы общей численностью свыше 415 тысяч мальков (годовиков). Раньше осенью редко зарыбляли водоемы, в основном, это делалось весной. Значит, есть доверие у арендаторов к власти. Весь процесс зарыбления арендаторы снимают на видео, а участие в этом каких-либо контролеров из администрации или министерства исключается.

Есть результаты  и по снижению цены. Если в августе цена на толстолобика на Центральном рынке Луганска была 100 гривен за 1 килограмм, то сейчас – 80-90 рублей, то есть цена снизилась больше чем в два раза.

— Как удалось достичь таких результатов?

— Вежливо глядя в глаза тем, кто действительно хочет работать (улыбается). Но грустных моментов тоже пока хватает. Когда пользователям рыбного хозяйства было предложено легализовать свой бизнес в республике, большинство приняли предложение.  А кое-кто отнесся к этому с недоверием и стал «спускать водоем». Так, факт незаконного спуска воды из водоема (90% его площади) был зафиксирован в конце октября у села Любимое Свердловского района. Осушив водный объект, арендатор практически уничтожил среду естественного воспроизводства и жизнедеятельности его обитателей, чем причинил ущерб рыбному хозяйству ЛНР. В момент сбыта рыбы этот горе-бизнесмен был задержан. Было изъято около 2200 килограммов рыбы, а сумма ущерба составила почти 450 тысяч рублей. Крупнейшее нарушение, с которым я впервые столкнулся за все годы работы на Луганщине. Материалы по данному правонарушению переданы в Генеральную прокуратуру, возбуждено уголовное дело.

— И все-таки, возвращаясь к Временному порядку и Водному кодексу, с Вашей точки зрения, какой должна быть система природопользования и экологической безопасности в ЛНР?

— В Республике нужно построить систему природопользования и экологической безопасности с учетом накопленного в течение десятилетий опыта Российской Федерации. Всегда придерживался и буду придерживаться этой точки зрения.

 

Беседовала корреспондент «Луганск — 1» Марина Панина